Человек и лошадь

Мы улыбаемся, когда нам хорошо и хмурим брови, когда чем-то недовольны. Поэтому если улыбается или хмурится шимпанзе, нам не сложно понять его настроение. А как с настроением животного, которое по строению резко отличается от нас – например, дождевого червя? Понять его нам будет значительно сложнее, потому что червь не говорит и у него нет нашей мимики (даже если мы найдем какой его конец – голова, а какой хвост). С лошадью конечно все проще – через несколько лет мы начинаем отличать «добрый взгляд», «веселый взгляд» от «хмурого» и «скучающего». А вначале все, как с дождевым червем (ну или почти так же). Для лошади такой же загадкой остаются люди – двигаются они не так, звуков производят много и при этом постоянно что-то от нее хотят.

Мы учимся не подходить к лошади сзади, не засовывать ей пальцы в рот, не пугать ее резкими движениями или звуками. Лошади тоже учатся – не кусаться даже с дружелюбными намерениями (почесать холку любимому другу), не отступать, когда к ней подходят, не выходить из денника вслед за человеком без сигнала и еще многому другому. И среди людей, и среди лошадей встречаются нарушители правил. И те, и другие пытаются поступать иначе и вскоре встречают негодование от своего «компаньона». Проходят годы – вот уже тысячи лет, но нарушители правил не перевелись, потому что правила эти выученные, неестественные для природы человека или лошади. Правила выучили – а недопонимание остается, и виноваты в этом недопонимании наши предки – доисторические люди и лошади.

Следующая страница>>