Кто занимается лечением проблем поведения лошадей?

<<Предыдущая страница

Сравнительно недавно по всему миру стало распространяться практическое ответвление науки о поведении животных — зоопсихологические консультации для владельцев домашних животных. Наиболее развито оно в США, Великобритании и Германии. Многие консультационные центры предлагают помощь в решении проблем поведения лошадей, но работа с ними строится принципиально иначе, чем с собаками и кошками. Когда у человека возникает проблема с кошкой или собакой, то консультант зоопсихолог расспрашивает его, наблюдает за его взаимодействием с животным, определяет причину возникновения проблемы и объясняет как с этой проблемой работать. По результатам опроса клиентов таких клиник, консультации были признаны полезными в более, чем 90% случаев. Принципиально важно то, что консультант редко занимается с животным, его задача научить хозяина понимать и общаться со своей собакой или кошкой. С лошадью сложнее: например, многие проблемы в поведении лошади под седлом хозяин не пытается решать, так как недостаточно хорошо ездит верхом. За помощью он обращается к тренеру. Многие тренеры склонны использовать для решения всех проблем одни и те же, привычные им, методы. Какая бы лошадь ни оказалась в их руках, они, не задумываясь о цели своей работы, обучают ее, к примеру, элементам Малого приза. Я не собирала статистических данных по этому поводу, но многие мои знакомые конкуристы даже собак в первую очередь учили прыгать и, чувствуя себя в своей стихии, рассуждали о том, как этот ньюфаундленд берет «систему препятствий».

Часто отойти от раз и навсегда выработанной схемы работы с лошадью тренерам просто не позволяют знания, поэтому в сложных случаях даже опытный человек не может помочь лошади. С другой стороны, чтобы получить лицензию консультанта (например в американском Animal Behavior Society), нужно иметь психологическое, биологическое или ветеринарное образование и защитить диссертацию по поведению животных. Опыт наблюдений и работы с лошадьми (например ветеринаром) не могут заменить крепкой посадки в седле. Из этого вытекает конфликт: что важнее — знания, умение выбрать подходящий метод, или ловкость, смелость, уверенность опытного всадника? Существует несколько путей разрешения этого конфликта.

Чаще всего события развиваются по такому сценарию — опытный, от природы вдумчивый и терпеливый человек, успешно решает проблемы в поведении лошадей. Постепенно его начинают рекомендовать друзьям и знакомым, он дает объявления и становится обладателем «нового метода» работы с трудными лошадьми. Работа такого человека бесценна, но он не всегда может внятно объяснить, что именно он делает. Такие люди часто говорят о философии работы с лошадью и предлагают несколько подходов к пониманию ее поведения.

Пожалуй самый часто упоминаемый сегодня подход, это попытка объяснить поведение лошади «философией жертвы». Лошадь, как животное жертва, всегда пытается убежать от хищника, которым по своей природе является человек. В этом причина ее страха, недоверия и нежелания сотрудничать с человеком. Это удобный подход в практике, но, объективно, он не точен. Лошадь не боится собаки, пока не приобретет негативный опыт. И человека в основном боятся хорошо знакомые с ним лошади. Полудикие лошади не стремятся к контакту, но как только первый барьер сломлен, проявляют больше любопытства, чем страха.

Другой известный подход предлагает Пат Парелли — Natural Horsemanship. Методы его работы очень разнообразны (говорит он также и о «хищнике и жертве»). В данном случае я имею в виду предложенный им подход с позиций лидерства. Табун лошадей образует четкую иерархию, лошади уважают вожака, доверяют ему, следуют за ним и не проявляют к нему агрессии. Если человек станет для лошади вожаком, то лошади будут относится к нему так же. Эта позиция интересна, безусловно методы, на ней основанные, работают. Но все же способность лошади видеть в человеке вожака очень спорна. Во-первых, из-за принадлежности к разным видам животных. Во-вторых, из-за различий в силе, которые лошади хорошо осознают. В-третьих, из-за того, что люди редко делают то, что делают вожаки-жеребцы — разнимают драки одним своим присутствием и затабунивают косяк кобыл (см. главу «Жизнь в табуне»). В то же время люди часто требуют то, что никогда не требуют вожаки в табуне — прыгать через какие-то предметы, приближаться к человеку, а не уступать дорогу, что было бы естественнее, если бы лошадь считала человека доминантом.

Множество знаменитых тренеров используют эти подходы и прекрасно довольствуются ими для решения проблем поведения лошади. Так ли нужно четкое и объективное определение причины проблемы? Да, оно необходимо. Зная истинную причину распространенной проблемы, мы можем изменить условия жизни и тренинга многих лошадей и эта проблема будет появляться значительно реже. Второй путь решения конфликта — союз опытного консультанта-ученого и опытного интересующегося тренера. Этот путь менее известен, но достаточно распространен. И, наконец, третий путь — это настоящая консультация. Например, у вас возникла сложность, вы уверены в том, что сможете справиться самостоятельно (а может и не хотите, чтобы кто-то посторонний садился на вашу лошадь). Тогда вы обращаетесь за помощью к консультанту по проблемам поведения домашних животных, заполняете анкеты, показываете лошадь и ваши обычные с ней действия и получаете совет, что нужно делать для решения проблемы. Часто на такого рода консультациях специализируются ветеринарные врачи. Они способны оценить здоровье животного (возможно причина проблемы — боль) и им легче наладить контакт с владельцем. По этим причинам во многих ветеринарных колледжах на Западе в программу включен курс по поведению животных.

Впрочем консультанты не всегда ветеринары, благодаря чему среди них наметилась своя специализация. Ветеринары по образованию предпочитают лечение нарушений поведения с помощью лекарств, этологи — изменением окружения, психологи работают в основном с человеком — не секрет, что именно в человеческом поведении часто кроется причина нарушения поведения животного. У некоторых нарушений поведения нейробиологическая основа, у других — эндокринологическая. Склонность к определенному типу проблем (у лошадей, например, самокалечение) может передаваться по наследству — это область генетики поведения. Если вы захотите узнать больше о работе таких специалистов за рубежом, вам нужно помнить, что в зависимости от своей научной специализации они могут называться biopsychologist и psychobiologist (биопсихологами или психобиологами), applied animal behaviorist (занимаются нарушениями поведения, в основном собак и кошек) или просто behaviorist («поведенщик», не обязательно изучающий бихевиоризм в классическом понимании).

Прочитав эту книгу, вы не станете консультантом-зоопсихологом. Если бы вы захотели им стать, вам понадобились бы более широкие знания о поведении животных, большой опыт наблюдений и научной работы — все современные специалисты в этой области совмещают занятия наукой и практикой. Тем не менее, знания, накопленные в этой сфере, полезны и даже необходимы любому человеку, работающему с животными. Особенно в России, где зоопсихологических клиник нет и функции консультанта берут на себя все, кто захочет — инструктор, берейтор, ветеринар или просто «знакомая девочка посоветовала».

Следующая страница>>


Поделитесь заметкой с теми, кому она может быть полезна