Поймите свою лошадь

<<Предыдущая страница

И когда коннику не у кого спросить совета, он набирается опыта, читает нужную литературу и в меру своих возможностей становится «психологом» для своей лошади, причем некоторые внимательные и наблюдательные люди достигают в этом деле большого успеха. Любой, кого бы вы не встретили на конюшне, мог бы многое рассказать о душевном мире лошади. Попробуем сделать этот разговор более профессиональным и начнем с оценки условий жизни в конюшне. Благополучна ли жизнь лошадей данного конного клуба? Наверное каждый ответственный коневладелец задавался когда-либо этим вопросом. Выводя лошадь в просторную леваду, к ее друзьям-лошадям, слыша ее радостное ржание, — мы не сомневаемся, мы знаем, что лошадь в данный момент довольна жизнью. Когда несчастная бьет себя задней ногой по животу и стонет от колик — мы сопереживаем ей, догадываясь какую страшную боль она испытывает. Но бывает сложно понять довольна ли лошадь своей жизнью в целом, когда она задумчиво смотрит в сторону, глубоко вздыхает и упирается носом хозяину в плечо.

Внимание назадВозбуждение, испугУгроза

Все мы бываем в лучшем или худшем настроении, наше состояние может меняться изо дня в день и это нормально. Сильные переживания могут надолго менять наше мироощущение, погружать нас в депрессию. Если описывать наше поведение в ответ на стресс этологически, оно не сильно будет отличаться от поведения других высших млекопитающих — в том числе и лошадей. Из-за стресса меняется двигательная активность (животное становится более или менее подвижным), наступает апатия, может существенно изменяться вес, теряется способность к концентрации внимания. В тяжелых случаях развиваются стереотипы — повторяющиеся, однородные или ритуализованные, явно бесцельные действия, часто или почти постоянно совершаемые животными, в некоторых случаях доходящие до самокалечения (прикуска, качка, вертячка и т.д.).

Другой показатель стресса — гормональный. Многие ученые верят, что если уровень гормонов стресса возрастает, то благополучие животного разрушается. Это спорный вопрос, так как изменения гормонального статуса — нормальный ответ организма на изменившиеся условия окружающей среды. Бывает, что изменения гормонального статуса не отражаются на поведении животного, которое внешне кажется спокойным. Тем не менее эти два подхода наиболее распространены: одни исследователи оценивают благополучие животного по изменению концентрации в крови гормонов, глюкозы или мочевины, другие по распространенности стереотипов, доле времени, которое животное уделяет стереотипным движениям в течение дня.

Подробный анализ на эту тему был проведен в 1990 году Барнетом Дж. и Хемсвортом П. из Австралии. Совершенно очевидно возрастание адренокортикальной (гормональной) активности в ответ на краткосрочные стрессы, вроде транспортировки, кастрации, связывания. В целом это нормальные реакции животного. Барнет с коллегами также показали, что привязанные свиньи без перегородок между стойлами испытывают хронический стресс, так как не могут отреагировать на угрозы соседей и установить иерархию, которая упорядочивала бы эти угрозы. Гораздо меньший стресс испытывали те свиньи, что содержались группой и устанавливали нормальную иерархию, или в стойлах с решетчатыми перегородками — хотя животные могли видеть друг друга, они прекрасно осознавали, что находятся в безопасности. Животные, испытывающие стресс, тратили энергию на приспособление к неблагополучным условиям, их обмен веществ изменялся, а результат сказывался на иммунитете — животные становились более подвержены заболеваниям. Лошадей тоже содержат группами, в стойлах и в денниках, и, возможно, они испытывают стресс в ситуациях, подобных описанным для свиней.

Если хронический стресс — это безусловное зло, то краткие стрессы многие исследователи считают даже полезными, особенно в раннем возрасте. Об этом пишет и Брюс Фогл, автор двух других книг данной серии «О чем думает собака?» и «О чем думает кошка?». Взятие на руки, временное отделение от матери, резкие звуки и новое окружение для щенка и котенка оказываются кратковременными стрессами, побуждающими их мозг развиваться быстрее, а животные становятся активнее и смелее, чем их сверстники, выросшие в спокойной и однообразной обстановке.

Стереотипы, как и хронический стресс, — это всегда плохо. Вероятно, что они становятся последствиями хронического стресса. На вопрос «почему стресс проявляется именно таким образом?» существует четыре точки зрения. Рашен в 1984 г. предположил, что причина в неправильном режиме питания, из-за которого травоядное животное чувствует себя подавленным. В природе травоядные животные питаются большую часть суток, а не порциями, как это часто происходит в коровниках, свинарниках и конюшнях. Дженсен (1988) считает, что стереотипы развиваются от скуки. Когда животные между едой получают солому, время, уделяемое стереотипам значительно уменьшается, не смотря на низкую питательную ценность этого продукта. Кронин (1985) предполагает, что ограничения в движениях и однообразное окружение заставляют животное искать возможность компенсировать их за счет стереотипных движений. Хатсон (1987) считает, что ранний отъем детеныша от матери не позволяет ему удовлетворить его потребность в сосании, и у него развиваются стереотипные движения, в которые задействованы движения губ, — расчесывание или разлизывание частей своего тела, обгрызание окружающих предметов и т.д.

Естественно все эти причины могут быть ответственны за развитие стереотипного поведения одновременно или каждая из них может провоцировать определенные формы стереотипов, например, скука — прикуску, ограничение в движениях — кружение по деннику и т.д. Однако обычно не удается проследить, что именно вызвало стрессовое состояние у животного, так как все неприятности сваливаются на голову несчастного животного одновременно. У лошадей это обычно случается так: жеребчика рано отнимают от матери, из-за чего он не научается правильно общаться с сородичами. Когда его выпускают в группу лошадей, он начинает драться, травмируясь и травмируя других. После этого его начинают выпускать гулять в одиночестве. Но, во-первых, ему скучно и он пытается развлечься, из-за чего вскоре покрывается ушибами и ссадинами. Во-вторых, левад всегда не хватает — несколько лошадей можно подержать на улице подольше, а на одну лошадь целая левада кажется конюхам слишком большой роскошью. Его выпускают погулять на один час в день, а остальное время он томится от скуки и неподвижности в деннике. На тренировке он может получать большую нагрузку, но работа мышц при этом не настолько разнообразна, чтобы удовлетворить его потребность в движении. Если бы вы в течение часа прыгали на одной ножке, принесло бы это пользу мышцам шеи, рук и пальцев, принесло бы чувство не зря прожитого дня? Нет, хотя физическая усталость была бы несомненной. Получается, что все четыре причины, ответственные за стереотипы, цепляются друг за друга и создают ситуацию, в которой лошадь не может быть счастлива.

Следующая страница>>


Поделитесь заметкой с теми, кому она может быть полезна