Стена отчуждения

<<Предыдущая страница

Изменения, произошедшие с лошадью во время одомашнивания, сделали нас ближе, но стали ли мы лучше понимать друг друга или мы только научились жить по соседству? В данной книге мы называли различные причины недопонимания между человеком и лошадью: особенности зрения, восприятия стимулов, поведения копытного животного и т.д. Однако сообщить, что недопонимание существует, мало, хотелось бы оценить его; разобраться, насколько оно велико, и понять, преодолимо ли? Для этого нужен объективный научный метод, исследование, в котором бы «сухие цифры» говорили о почти философской проблеме – могут ли два существа разных видов понять друг друга? И если мы отвечаем «да», то должны также ответить и на вопросы: «Как это могло возникнуть в эволюции, посредством каких механизмов и, наконец, проявляется ли это понимание с рождения, то есть имеет ли генетическую основу?»

И ученые придумали несколько способов измерить «взаимопонимание». Каждый такой эксперимент отражает, впрочем, не только способности животного, но и фантазию и даже чувство юмора исследователя. Например, кого собака выбирает из сидящих за столом людей, чтобы выпросить лакомый кусочек? И что вы думаете? Доказано, что она выбирает того, кто обращает на нее больше внимания, а особенно того, кто на нее смотрит. Вам может показаться, что в этом нет ничего необычного, но тогда скажите, а каким образом собака определяет, куда направлено внимание человека? И почему она думает, что тот, кто не обращает на нее внимание, скорее ей ничего не даст? И в конце концов, разве в основе ее поведения не лежит понимание поведения человека?

Один из экспериментов такого рода отражает способность животных действовать по подсказке человека. Общая схема такова: животному предлагают выбрать один из двух контейнеров. В одном контейнере лежит пища, другой – пуст. Человек знает, где находится пища и подсказывает животному правильный ответ, дотрагиваясь до нужного контейнера, или указывая на него рукой, или кивая в его сторону головой или всего лишь глядя на него. В разных экспериментах могут использоваться разные типы контейнеров, могут отличаться расстояния между людьми, животными и предметами, поощрение может быть в виде пищи или игрушки, и подсказывать правильный ответ может хозяин животного или незнакомец. Кроме всего прочего, один из подсказчиков может оказаться лгуном и всегда подсказывать неправильный ответ. Шимпанзе и орангутаны, поняв, что их обманывают, ведут себя также как и люди. В одном исследовании обезьяна могла видеть, куда кладут пищу, но не могла ее достать. Зато она могла подсказать правильный ответ человеку, если он потом делился с ней. Жадным людям, которые отказывались делиться, обезьяны тоже научались лгать.

Если вы помните, в самой первой главе этой книги мы предполагали, что нам, людям, легче понять шимпанзе, чем лошадь или дождевого червя. Однако в ходе экспериментов М. Томазелло, Дж. Кол и А. Глукман (1997) выяснилось, что обезьяны не обладают врожденным пониманием поведения людей. Шимпанзе, орангутанам и человеческим трехлетним детям предлагали выбрать контейнеры по подсказке взрослого человека. В одном случае человек указывал рукой на «правильный» контейнер, в другом – оставлял на нем деревянный блок, в третьем – показывал копию нужного контейнера. Все дети с первого раза справились с этой задачей. Из обезьян удалось понять подсказки только тем, кто уже участвовал ранее в экспериментах такого рода. Единственный, кто показал такие же результаты, как человеческие дети, был орангутан по имени Чантек, которого до этого научили специальному языку жестов, вроде языка глухонемых.

Собаки прожили рядом с человеком много тысяч лет, и все это время именно пластичность их поведения, способность приспособиться к образу жизни человека, делала собак незаменимым помощником на охоте, при пастьбе скота и охране хозяина. В каждом случае человек в той или иной степени управляет поведением собаки, используя естественные для его вида (Homo sapiens) сигналы. Венгерские ученые в течение последних десяти лет провели целую серию исследований взаимоотношений человека и собаки. Их интересовало не только, что собаки способны понять изначально в зависимости от их опыта жизни, контакта с хозяином и т. п., но чему они способны научиться во время экспериментов. Объекты их исследований научились распознавать и указания рукой, и кивки, и повороты головы, и направление взгляда и даже указания, которые человек давал, переводя взгляд от собаки на нужный предмет.

Джен МакКинли и Томас Самбрук из университета города Стерлинг (Шотландия) в 1999 году решили сравнить возможности понимания сигналов человека собаками и лошадьми. Результаты этого исследования спорны, но они очень интересны. Собаки оказались несравнимо искуснее лошадей. Охотничьи собаки (не только по породе, но и по практическому использованию) лучше справлялись с задачей и развивали свои способности во время эксперимента. Двое из них реагировали даже на направление взгляда, когда лицо хозяина было обращено к собаке и животные не могли ориентироваться по повороту головы. Из лошадей (чистокровные верховые и один пони) только двое смогли использовать такую подсказку как «прикосновение рукой к правильному контейнеру». Из этих двоих один пони Джаспер реагировал на «указание рукой» (без прикосновения). Интересно заметить, что обе наиболее успешные лошади были воспитаны с помощью нового метода, в основе которого лежит попытка понять естественное поведение животного и установить контакт, подражая коммуникативным сигналам лошади. Пока хозяева лошадей подражали коммуникативным сигналам своих питомцев, те, в свою очередь, выучили сигналы, естественные для поведения человека. Впрочем, не так уж важно, кто чьи повадки изучил лучше, если результат – взаимопонимание – был достигнут. Метод, по которому были воспитаны Джаспер и его чистокровная подруга описан в книге Лесли Байлей и Ричарда Максвела «Понимание вашей лошади» (Understanding your horse), изданной в Великобритании в 1996 г. Этот метод во многом можно назвать «натуральным методом».

Следующая страница>>


Поделитесь заметкой с теми, кому она может быть полезна