Наши лошади способны на большее

<<Предыдущая страница

Меня всегда поражает однообразие и скука в рассказах, которые пишутся от имени лошади. Мысли у их «лирического героя» текут вяло, и кажется, что думают лошади исключительно о еде, сне и людях. И самое ужасное, что это похоже на правду – действительно, о чем еще думать несчастному узнику, запертому в тесном денничке в течение всего дня? Если такая жизнь начинается у лошади практически с рождения, то скудость ее мыслей не удивительна. Романтично настроенные девочки, только недавно пришедшие на конюшню, рассказывают о своей любимой лошадке, как о самом умном и понимающем существе. Старшие слушают их с иронией: «Ну, лошадь, конечно, достаточно умное животное, но по-своему. Нет, она не особенно умна, но вот память – это да, память у лошадей и правда очень крепкая». Как обидно, что старшие нередко оказываются правы! И как ужасно, что для лошади это ненормально, что каждый жеребенок умен от рождения и глупеет в тех условиях, которые создают для него люди!

Условия не позволяют лошади развить ум, так же как и не позволяют ей развить привязанность к одному человеку. Среднестатистическая лошадь в среднестатистической конюшне с утра общается с конюхом, потом с тренером и всадником, часто даже с несколькими всадниками за день, а заканчивает день под присмотром еще одного человека — ночного конюха. Все эти люди бывают столь же невнимательны и нечувствительны к лошади, как и сами лошади к меняющимся людям. Многие тренеры сознательно препятствуют появлению постоянных пар «лошадь-всадник», стараясь, чтобы начинающий конник каждый раз ездил на разных лошадях. Это объясняется тем, что всадник должен научиться ездить на любых лошадях – то есть, говоря другими словами, он должен научиться обращаться со среднестатистической лошадью, а лошадь должна уметь реагировать на среднестатистические сигналы разных всадников. Если даже эта система действительно полезна, она не естественна для таких общительных видов животных как люди и лошади. Прибегая к ней, мы заранее отказываемся видеть в лошади преданное и умное существо, и превращаем ее в машину. В этом случае и мы становимся для лошади незначимы, и даже почти неразличимы.

Если же отвлечься от среднестатистических лошадей, коротающих свой век на «прокатских» и спортивных конюшнях, то мы можем встретить взаимоотношения другого качества между лошадьми и их хозяевами, но и здесь все зависит от случая. Если вы – частный коневладелец, то скажите, считает ли ваша лошадь вас – своим хозяином? Вряд ли, если кормит и ухаживает за ней конюх, чистит, седлает и «отшагивает» после занятий коновод, а в те дни, когда вы не можете приехать на конюшню, вы платите за «берейторские услуги», так часто предлагаемые вместе с арендой денника. Когда видит вас ваша лошадь? В тот момент, когда вы на нее садитесь и тогда, когда вы с нее слезаете, уступая место коноводу. Может быть вы считаете, что владеете лошадью, в то время как ваша лошадь считает вас очередным «прокатчиком».

Бывают и другие частные коневладельцы, берущие на себя и уход, и тренинг, и лечебные процедуры по рекомендациям ветеринара. Если мы хотим увидеть привязанность лошади к владельцу, то вероятно будем искать ее именно в этой паре. Еще вероятнее мы найдем ее, если лошадь была куплена молодой и прожила у своего хозяина в течение нескольких лет. И, наконец, не менее важно, как этот хозяин общается со своей лошадью, чем занимается, чему ее учит.

Следующая страница>>


Поделитесь заметкой с теми, кому она может быть полезна