Измеряя преданность собаки

Автор Баскина Софья Статья впервые опубликована в журнале Мой Друг Собака

Собачья преданность – это то, что мы обычно не ставим под сомнение. Однако и преданность бывает разной. Одну собаку называют продажной, так как она готова клянчить колбасу у каждого гостя в доме, другой восхищаются, потому что она умерла на могиле своего хозяина. Можно ли объективно определить и измерить преданность собаки?

Памятники собачьей верности

Обычно люди романтизируют привязанность собаки, восхищаются собаками вроде Хатико, который ежедневно бегал встречать хозяина на железнодорожный вокзал. Пес продолжал это делать много лет после смерти хозяина. По аналогичным сюжетам созданы памятники собачьей верности, которые устанавливали в разное время в России, Польше, Японии, Италии, Шотландии и США. Но большинство собак способны привязаться к новому хозяину довольно быстро. При исследовании было достаточно, чтобы люди три дня подряд брали собаку из приюта на 10-минутную прогулку [4]. После этого в эксперименте, тестирующим привязанность, она явно предпочитала человека, который с ней гулял.

Какое же поведение собаки, точнее, привязанность какого характера нормальна и желательна для человека? Отец современной этологии Конрад Лоренц в своих книгах описывает разного рода привязанности: таксу, которая любила всех; немецкую овчарку, которая в его отсутствие становилась невыносимой, и ее приходилось постоянно держать на цепи; и гончую, которая «влюбилась» в него внезапно, без всякой поддержки с его стороны. Лоренц описывает некий чувствительный период, когда собака начинает искать себе хозяина. Он считает, что у некоторых пород этот период долгий и наступает поздно, в то время как другим достаточно всего несколько дней, в течение которых они способны выбрать себе «объект для поклонения».

Конрад Лоренц известен в первую очередь благодаря сформулированной им концепции импринтинга (запечатления). Речь идет о том, что в детстве животного существуют такие периоды, когда его память особенно остра. Лоренц проводил исследования импринтинга на гусятах. Птенцы, вылупившись из яйца, запоминали первое, что увидят, например, сапог. Они считали сапог своей матерью и повсюду за ним следовали. Когда гуси становились старше, у них могли возникнуть нарушения в половом поведении. Они воспринимали сапог как своего потенциального полового партнера и направляли на него ухаживания. Получается, что импринтинг имеет необратимые последствия для всего последующего поведения животного.

Этология, психология и снова этология

В 50-х годах ХХ века известный английский детский психолог Дж. Боулби сформулировал концепцию привязанности ребенка к матери. Он взял за основу теорию импринтинга Конрада Лоренца и перенес ее в область детской психологии. В отличие от гусят дети рождаются незрелыми, они не могут сами следовать за матерью, не могут самостоятельно питаться. Поэтому, предположил
Боулби, образование привязанности, хотя и сродни запечатлению, но происходит в течение нескольких месяцев жизни. В русле концепции привязанности психолог Мэри Айнсворт разработала тест «незнакомой ситуации» [2], с помощью которого можно изучать отношение ребенка к матери. Последние полстолетия психология переживает настоящий бум научных исследований по привязанности, их проведено около тысячи. Благодаря им мы теперь можем достаточно точно говорить о тех или иных периодах раннего развития ребенка и о том влиянии, которое оказывают различные события младенчества на его характер в будущем.

Тест для изучения привязанности, разработанный психологами, оказался вполне удобным и для выяснения привязанности собаки к человеку. Мысль «вернуть» в этологию концепцию привязанности осенила венгерских ученых в 1998 году. Они выполнили четыре работы на эту тему [4, 5, 9, 10]. Четыре исследования провели также итальянские ученые [3, 6, 7, 8].

Тестирование привязанности

Мы начали эксперименты по привязанности в 2005 году на биологическом факультете МГУ под руководством д.б.н. Е.П. Крученковой. Тест состоит из семи эпизодов, следующих друг за другом. Он выглядит как мини-спектакль для собаки: сперва хозяин вводит ее в незнакомую комнату, она осматривается. На полу лежат игрушки, стоит миска с водой. Через три минуты заходит женщина, не знакомая собаке. Она разговаривает с хозяином, потом предлагает собаке поиграть. Затем, еще через три минуты, хозяин уходит. Если собака беспокоится, «незнакомка» пытается отвлечь ее, предложить поиграть. Затем хозяин возвращается, а «незнакомка» уходит. По прошествии еще трех минут хозяин покидает комнату, и собака остается одна. Если она очень взволнована, лает, скребет дверь, то этот эпизод сокращается, но если собака ведет себя относительно спокойно, то он тоже длится три минуты. После него в комнату входит «незнакомка», а еще через три минуты – хозяин, а «незнакомка» уходит. В течение 21 минуты собака дважды переживает разлуку с хозяином и встречу с незнакомым человеком.

Закончив тестирование, мы просматриваем результаты на видео, рассчитываем частоту и длительность различных поведенческих элементов, например, сколько времени собака осматривала комнату в первом эпизоде, сколько — во втором и т.д. Сколько времени играла с хозяином, а сколько – с «незнакомкой». Каждая собака – индивидуальность, каждая внесла в тест что-то свое. Например, одна басенджи, оставаясь в комнате одна или с «незнакомкой», залезала на стул хозяйки и там дожидалась возвращения «объекта привязанности». Другая собака, пятимесячный щенок немецкого дога, бегала по комнате с поводком в зубах. А малинуа сумела открыть дверной замок и выбраться из комнаты. Эксперимент, конечно, был сорван, но догадливую собаку вознаградили всеобщим восхищением.

При всем разнообразии характеров собак мы замечали и общие черты в их поведении. К примеру, спустя 20–30 секунд после выхода хозяина из комнаты каждая собака подходила к стулу, на котором сидел хозяин, нюхала его и оставленные там вещи, после чего обычно снова возвращалась к двери, скулила, скреблась или просто тихонько ждала. В экспериментах психологов дети на этих этапах теста тоже подходили к стулу, на котором сидела их мать, а потом возвращались к двери. Помните ли вы совет, который опытные заводчики дают покупателям щенка: «Возьмите подстилку или игрушку, которые пахнут для щенка родительским домом, чтобы ему легче было привыкнуть к новому дому своих покупателей»? Вещи, которые пахнут любимым существом, словно бы представляют его в его отсутствие.

Свой – чужой

Во всех восьми проведенных работах, как и в нашей, собаки меньше играли с незнакомыми людьми, чем с хозяевами, гораздо больше радовались хозяину, когда тот входил в комнату, скулили, лаяли и скребли дверь, когда он выходил. Каждое изменение ситуации отражалось также на частоте сердечных сокращений [6]. Возможно, исключительная собачья верность, которой ставят памятники, больше связана с неприятием чужих людей из-за какого-то негативного опыта в прошлом. В результате нормальное для собак предпочтение хозяина переросло в невозможность сформировать новую привязанность.

Волки в этом отношении ведут себя иначе, чем собаки [9]. Венгерские ученые растили волчат с 3 — 5-дневного возраста, проводя с ними по 20 — 24 часа в сутки. Когда волчатам исполнилось по четыре месяца, их привязанность протестировали. Оказалось, что они контактируют с чужими людьми столько же, сколько и со своими хозяевами, и не выражают беспокойства, оставаясь в комнате лишь с «незнакомкой». Щенки, выращенные таким же способом, тоже оказались крайне общительными, но стоило хозяину выйти за дверь, как их интерес к незнакомому человеку исчезал, и они начинали требовать возвращения владельца.

«База безопасности»

Э. Прато-Превайд и ее коллеги, опираясь на слова Мэри Айнсворт [1], сочли, что привязанностью можно назвать только то отношение собаки к хозяину, при котором она воспринимает его как «базу безопасности». Имеется в виду, что хозяин для собаки – центр вселенной, она, как мячик на резинке, отталкивается от него, знакомится с окружением и тут же летит к своей «базе». При хозяине собака активна, подвижна, исследует окружающую обстановку. Когда хозяина рядом нет, собака в основном пассивна, и если не пытается пробраться к нему, то стоит или лежит, ждет его возвращения.

В эксперименте, проведенном итальянскими учеными, собаки с каждой минутой все меньше рассматривали обстановку комнаты, она становилась им знакомой [7]. Но это были взрослые собаки, которые привыкли ждать хозяина. Мы полностью воспроизвели дизайн опыта Э. Прато-Превайд и ее коллег, но тестировали только молодых собак, не достигших половой зрелости.

В нашем исследовании поведение щенков оказалось более похожим на поведение годовалых детей человека, чем на поведение взрослых собак в том, что касается признаков привязанности. Щенки, как и дети, стоило «объекту привязанности» выйти за дверь, переставали осматривать комнату и интересоваться игрушками, независимо от того, был ли незнакомый человек в комнате или нет. Когда хозяин, в случае с собаками, или мама, в случае с детьми, возвращались, то щенки и дети начинали снова интересоваться своим окружением.

Итальянские и венгерские ученые сравнили результаты тестов собак, используемых в качестве проводников слепых, и обычных домашних питомцев. Оказалось, что поведение собаки в тесте «незнакомой ситуации» не связано с качеством ее работы как проводника для слепого человека [5]. Небольшие различия в пугливости и активности объясняются приучением собаки к тому или иному стилю взаимодействия с человеком, но все черты привязанности характерны и для собак-проводников слепых, и для домашних любимцев [3].

Для кинолога-практика важно понимать, как привязанность собаки проявляется в повседневной жизни. Собака оказывается активнее и смелее в присутствии хозяина. Если два кобеля обнюхали друг друга и остановились в нерешительности, то приближение владельца придаст его питомцу уверенности в себе и зачастую спровоцирует драку. В отсутствие хозяина собаки действительно доставляют меньше хлопот грумеру и ветеринару, так как более склонны проявить пассивное поведение, которого от них ждут. Если ругать пугливую собаку за то, что она срывает демонстрацию выдержки по команде, не желает оставаться на месте, когда хозяин отходит, то, испытывая беспокойство, она снова вскочит, попытается приблизиться к «базе безопасности».

Сейчас протестировано всего около 300 собак. Науке пока неизвестно, как формируются привязанности у бездомных собак, сколько раз собака способна привязываться к новому хозяину и как быстро, а также как это влияет на ее психическое благополучие. Все это нам предстоит узнать.

Литература

Ainsworth M. Attachments beyond infancy // Am. Psychol. 1989. № 44. P. 709–716.

Ainsworth M., Wittig B. Attachment and exploratory behaviour of one-year olds and in a strange situation // Determinants of infant behavior / Ed. B.M. Foss. 1969. Vol. 4. P. 111–136.

Fallani G., Previde E. P., Valsecchi P. Do disrupted early attachments affect the relationship between guide dogs and blind owners? // Appl. An. Behav. Sci. 2006. Vol. 100. Issue 3–4. P. 241–257.

Gacsi M., Topal J., Miklosi A., Doka A., Csanyi V. Attachment behaviour of adult dogs (Canis familiaris) living at rescue centres: forming new bonds // Journal of Comparative Psychology. 2001. Vol. 115. Р. 423–431.

Naderi Sz., Miklosi A., Doka A., Csanyi V. Does dog-human attachment affect their inter-specific cooperation? // Acto Biologics Hiingarica. 2002. Vol. 53 (4). P. 537–550.

Palestrini C., Prato Previde E., Spiezio C., Verga M. Heart rate and behavioural responses of dogs in the Ainsworth’s Strange Situation: A pilot study //Animal Behaviour Science. 2005. Vol. 94. P. 75–88.

Prato-Previde E., Custance D. M., Spiezio C., Sabatini F. Is the dog–human relationship an attachment bond? An observational study using Ainsworth’s strange situation // Behaviour. 2003. Vol. 140. P. 225–254.

Prato-Previde E., Fallani G., Valsecchi P. Gender Differences in Owners Interacting with Pet Dogs: An Observational Study // Ethology. 2006. Vol. 112. P. 64–73.

Topal J., Gacsi M., Miklosi A., Viranyi Z., Kubinyi E., Csanyi V. Attachment to humans: a comparative study on hand-reared wolves and differently socialized dog puppies // Animal Behaviour. 2005. Vol. 70. P. 1367–1375.

Topal J., Miklosi A., Doka A., Csanyi V. Attachment behavior in dogs (Canis familiaris): a new application of Ainsworth’s (1969) strange situation test // Journal of Comparative Psychology. 1998. Vol. 112. P. 219–229.


Поделитесь заметкой с теми, кому она может быть полезна