Вся правда об иерархии

Мы живем в мире, где все радости и горести распределены неравномерно. Кому-то достается больше, кому-то меньше. Каждый из нас – член какой-либо группы – семьи, рода, вида. Мы постоянно конкурируем за каждый ресурс, увеличивая приспособленность себя, группы, вида или всего живого мира на планете. Кто-то из нас становится доминантом, кто-то подчиненным. История группы, личность ее лидера и будущее группы – все подчиняется определенным популяционным законам, применимым ко всем животным, поэтому, начиная статью о лошадях, я говорю – мы.

Иерархия – одно из ключевых понятий для понимания жизни табуна и мне хотелось бы рассмотреть его на примере одной группы лошадей. Занимаясь исследованиями, я бываю на разных конюшнях и наблюдаю за разными лошадьми. И все же несколько лошадей я стараюсь не терять из виду, хотя бы изредка навещая и узнавая о них новости – это лошади, которых я знаю уже скоро как 15 лет. Мне будет приятно описать их, а некоторые из читателей возможно тоже будут рады встретить в журнале своих старых друзей.

Когда я наблюдала за этой группой кобыл впервые, мне показалось, что руководят ей три гнедые арабские красавицы – мать и две дочери. Они держались вместе, как обычно делают матери и дочери, оставаясь много лет в одном табунке. Чуть в стороне от них гуляла великолепная соловая Чагита. Она была крупнее «арабок» и особенно выделялась на их фоне яркой мастью – казалось, ее шерсть отбрасывает золотые блики. Настроение у всех было спокойно-сонное и заметить, что Чагита, несмотря на явный перевес в силе, занимает низкий ранг можно было лишь по тому, что когда Бэлле – самой старшей – понадобилось пройти мимо, Чагита быстро отошла с дороги. Не было ни ударов, ни визга, ни каких-либо ярко выраженных угроз. Это значит, что иерархический порядок был давно решен и не вызывал ни у кого сомнений. Многие ошибаются, полагая, что лошадям приходится доказывать доминантность каждую минуту. Иерархию поддерживают низкоранговые члены группы, четко следя за старшими и стараясь угадать их желания.

Однако мое первое впечатление оказалось ошибочным. В леваду впустили эстонскую кобылу Арми и ее дочку Акацию. Бэлла отошла в сторону, ее две дочери тоже как будто заинтересовались чем-то в стороне. Маленькая Акация бесцеремонно сделала «крысу» Чагите и та отскочила как ошпаренная. Арми в ответ прижала уши и качнула головой в сторону своей раздражительной дочке. Акация тут же опустила голову (демонстрация подчинения) и стала озабоченно чего-то вынюхивать. Арми была доминантом в этой группе и Акация, благодаря своей маме, имела привилегированное положение. Арми – еще ниже ростом, чем Бэлла, но более плотная и крепкая, и все же не это определяло ее высокий ранг. Все лошади изначально имеют более или менее сильное стремление к лидерству, поэтому пони и местные лошади нередко становятся доминантами рядом с сородичами полукровных и чистокровных пород.

Хотя Чагита занимает самый низкий ранг на иерархической лестницы, Арми не угрожает ей без причины. Во-первых, это сделает за нее Акация. Во-вторых, Арми лидер и уверенна в себе, а настоящему лидеру незачем раздавать тумаки подчиненным, те и так знают, что им делать. «А Акацию все же стоит приструнить», — думает, наверное, Арми. –«Нечего нарушать этикет и при мне «выражаться». Если же тренер берет в руки бич, чтобы немного «подвигать» лошадок, то Арми четко объясняет Чагите ее место, кусая ее за… круп. Бедная Чагита! Куда же ей деваться? Бежать впереди всех нельзя. Там Арми «уводит табун» по кругу от бича. Чагита пристраивается сзади, но там бежит одна из дочерей Бэллы Бэмпи, которая недвусмысленно взмахивает хвостом вверх-вниз, намекая, что может и лягнуть. И Чагита бросается из стороны в сторону, пока не пристраивается на почтительном расстоянии от всех – до перемены направления, когда все иерархические разборки продолжаются снова.

За несколько последующих лет состав группы менялся, но описанные лошади оставались в ней постоянно. Что же я увидела, навестив своих милых подружек снова? Яркая Чагита по-прежнему приковывала взор и, как и раньше, была для всех «младшей». Вначале я предполагала, что причина кроется в ее детстве. Жеребята, выросшие в маленьких группах, не имевшие возможности достаточно играть со сверстниками в юности, проводившие в конюшне больше времени, чем на пастбище, обычно занимают низкие позиции в иерархии группы, плохо воспринимают новое и в целом более впечатлительны и нервозны. Однако оказалось, что Чагита родилась в большом табуне в Чехословакии и до полутора лет росла в нем.

Что же повлияло на ее уверенность в себе? Даже если по характеру она – подчиненный, то почему у нее не появилось подруга, к примеру младшая по возрасту? Возможно дело в масти – она выделяется из массы не только для человеческого глаза, но и для лошадиного, а лошади не жалуют «белых ворон». Но конечно играет роль и изначальный характер Чагиты, и ранг матери-кобылы, и ее опыт в воспитании жеребенка. Важнее вопрос несчастна ли она? «Благополучие животного» — одно из очень популярных сегодня направлений исследований, и оценивая жизнь Чагиты в соответствии с критериями благополучия (о которых мы расскажем в будущем), мы можем уверенно ответить «нет, она не несчастна». Занимая низкий ранг в группе, Чагита занимает свой естественный ранг (не доставляющий ей психологического дискомфорта), она чувствует себя членом группы, а одиночество было бы непереносимо для нее, как и для большинства лошадей. В иерархии лошадей полезно разбираться, но вмешиваться в нее искусственно не стоит. Мы ничего не можем изменить в их характере, и свободу формировать те отношения, которые им подходят, мы должны оставить лошадям.

А что же остальные наши знакомцы? В тройке арабов царило согласие. Бэлла все еще держала власть над дочерьми, которые время от времени ссорились друг с дружкой и с мамой, а потом снова быстро мирились. Кобылы обычно дружат вдвоем или втроем, и подруги чаще всего занимают одну ступень в иерархии. У жеребцов наоборот, друзья имеют разные ранги. «Парадом командовала» Акация, а Арми мирно отходила в сторону, уступала Акации сено или поилку. Акация была моложе, активнее и, что особенно важно, она родилась на этой конюшне и знала здесь каждый клочок земли, все звуки и запахи были ей привычны с детства. А Арми, естественно, с каждым годом становилась старше. Однако в ситуации с бичом, Арми неожиданно строго отодвинула Акацию в сторону и заняла главенствующую позицию.

Арми сделала то, что подсказала ей ее природа, но не ситуация. Ситуация была рядовая и безопасная. Но табун бежал, а в подобном случае у диких лошадей место лидера не обязательно занимает доминант. Иногда субдоминант второго или даже третьего порядка «выходит из тени», угрожает или бьет вожака, и тот, не реагируя на угрозы, уступает дорогу. Такая иерархия называется «треугольной» или «нелинейной», в отличие от «линейной», когда каждый член группы всегда подчиняется сородичам, имеющим более высокий ранг и всегда безнаказанно угрожает тем, у кого ранг ниже. В диком табуне неявным вожаком, имеющим право в определенных ситуациях угрожать доминанту, обычно оказывается старое опытное животное, которое лучше знает как избежать опасности.

В западной литературе вы можете встретить утверждение, что табуном руководит матриарх – кобыла, а не вожак-жеребец. Это связано с тем, что большая часть работ по иерархии домашних лошадей проводилась в конезаводах, где маток с жеребятами держат отдельно от жеребцов. По исследованиям табунов одичавших и диких лошадей стало ясно, что роль доминанта и роль лидера (лошади, идущей во главе табуна) не всегда принадлежит одному и тому же животному. В спокойной ситуации лидером может оказаться низкоранговый, но очень нетерпеливый жеребенок. В критической ситуации вперед выходит старая опытная лошадь любого пола, но чаще всего это бывает кобыла. Жеребец-вожак подгоняет отстающих лошадей сзади табуна, а иногда даже решается напасть на хищника. В отличие от лидерства, иерархия упорядочивает не движение, а агрессию. Здесь тоже есть небольшое исключение: инверсия доминирования. Хотя в обычной жизни кобыла уступает дорогу жеребцу и не смеет ему перечить, в период размножения на время ухаживания ситуация может измениться. Тут уж агрессивные демонстрации затабунивания и доминирования («посмотри какой я сильный и ловкий!») сменяются у жеребца позами дружелюбия, предложением почесать друг другу холки и выражением покорности («но для тебя и наших жеребят я добрый, нежный и безопасный!»).

Надо добавить также, что в обществе кобыл иерархия более размытая, демонстрации подчинения и доминирования неяркие, различить их сложнее. Жеребцы, хвастаясь своей удалью, выгибают шею, отставляют хвост и бегают, высоко поднимая ноги. Они хотят выглядеть выше и значительнее, чем есть на самом деле. Молодой жеребчик, который не захотел покинуть табун и которого не изгнал оттуда вожак, при приближении жеребца старается выглядеть меньше, опускает голову и вытягивает вперед шею, поджимает хвост и стоит неподвижно. Если жеребец ведет себя слишком угрожающе, то жеребчик даже может вспомнить свою детскую реакцию «снэппинг» (другое название «маусинг»), когда жеребенок беззвучно открывает и закрывает рот, протягивая мордочку к обидчику. Он словно бы говорит старшей лошади «я еще маленький и безобидный, не тронь меня!».

В сражениях лошади получают очень тяжелые и опасные травмы, поэтому до драк стараются не доводить дело оба противника. Вопрос иерархического ранга они стараются решать с помощью ритуалов, то есть физической атаке предшествует психологическая. Демонстрациями силы и роста дело не ограничивается. Жеребцы громко ржут и визжат, показывая мощь своих легких и связок. Встав друг перед другом, они угрожающе бьют передними копытами о землю. Удар передней ногой вперед не причиняет особого вреда противнику, но дает почувствовать силу атакующего. Затем они расходятся, откладывают катышки навоза и приглашают друг друга к обнюхиванию (это ритуальные действия, поэтому иногда жеребцы приглашают обнюхать мнимый навоз). Жеребцы флемуют (поднимая головы и задирая верхнюю губу) и, анализируя запах с помощью вомероназального органа, получают всю необходимую информацию о противнике – достиг ли он физической зрелости, здоров ли и многое другое. Затем они снова сходятся. Эти ритуальные действия могут продолжаться долго и приводить к яркому и опасному сражению, если оба жеребца уверены в себе и одинаково стремятся победить, а могут так и остаться демонстрациями, если один из них отступит без боя.

Кобылы, особенно если в табуне нет жеребца, ведут себя более раздраженно, их соперничество не так четко соответствует ритуалам, но обычно они и не наносят друг другу серьезных травм. Это связано с тем, что жеребец доминант один владеет гаремом, а кобыла, лидер она или подчиненный, все равно остается в группе. Очень большое значение имеет и характер лидера. У плохо знающего ритуалы заводского жеребца в группе отношения будут более жесткими и раздраженными. У старого опытного косячного жеребца любая излишняя агрессия между членами группы подавляется вожаком, поэтому большинство вопросов решается на уровне мелких стычек.

Если кобыла ведет себя как жеребец, затабунивает других кобыл, охраняет их, не стоит считать это ее необычной особенностью – это признак серьезного гормонального нарушения, которое может быть следствием опухоли яичника. Обычно иерархия среди кобыл довольно гибкая. Выявив ее порядок у кипы сена, вы удивитесь, обнаружив, что у водопоя он будет несколько иным. Здесь оказывается важен не только ранг животного, но и его стремление получить тот или иной ресурс. Тем ни менее общий вид системы подчинения сохраняется по несколько лет. В холостяковых табунах, состоящих из слишком молодых или слишком старых одиноких жеребцов, которые неспособны удержать гарем кобыл, состав непостоянен и поэтому иерархия, хотя и четкая, но регулярно меняется.

Мерины тоже борются за первенство. По одной гипотезе ранг мерина зависит от возраста в котором он был кастрирован, по другой – от наличия у него полового опыта до кастрации. Обе гипотезы имеют подтверждения в научных работах, но обе вызывают критику у ученых, так что привожу их как просто интересные предположения.

А что же наши кобылы? Мы возвращаемся к ним спустя еще много лет и что же мы находим? Из арабских красоток осталась одна Бэлла, достигшая уже 25-летнего возраста. Бэмпи умерла от тяжелой болезни, другая – младшая – переехала в табун в качестве ценной племенной матки. Оказавшись в чужом месте и среди незнакомых лошадей, Богема заняла самую низкую ступень в иерархии. Беднягу даже не подпустили близко к табуну. Так проходила она две недели, боясь подойти к лошадям ближе и не решаясь уйти, лишиться хоть какого-то общества и защиты – все таки табун раньше заметит опасность и своим поведением предупредит и ее. Через некоторое время у Богемы появилась подруга, которая по доброму и с интересом отнеслась к новой лошади. Богема с жеребячьего возраста жила в коллективе, хорошо умела общаться, и хотя жизнь на заводе сильно отличалась от жизни в ее родной конюшне, ей все же удалось расположить к себе незнакомку. Новая подруга помогла Богеме войти в табун и постепенно занять позицию в иерархии соответственно ее стремлениям и возможностям.

Чагита и Арми достигли 20 лет, а «маленькой» Акации исполнилось 15. На конюшне появилось две алтайские кобылы. Прима – родилась в табуне. Когда ее привезли, она была полудикой испуганной лошадью, для которой все было новым. Уже в конюшне она родила дочку Пеппи, которая выросла крупнее и смелее матери. А теперь проверим ваши познания об иерархии – как распределились роли? Не сложно догадаться, что вожаком стала Прима, ее опыт детства в табуне, ее порода выталкивают ее на первое место. 4-х летняя Пеппи, не по возрасту сообразительная, захватила огромную власть над старыми «тетушками» и распоряжается ими как капризный ребенок. Да она такая и есть!

Чагита, понятное дело, держится подальше от всех. Но Бэлла, а за ней и Акация целую минуту не могут перейти на шаг и послушаться сигнала тренера, который хорошо поняли, лишь потому что сзади бежит Пеппи, тоже все отлично уловившая. И вот этот «нахаленок» выскочил из смены и встал перед Бэллой, дав ей наконец возможность отдышаться. Умный, но уже отошедший от дел руководитель группы Арми, вздохнув, не отреагировала на «крысу». Пеппи, тоже не дурочка, настаивать не стала, она знает, что против Арми у нее пока «кишка тонка»…

Статья впервые была опубликована в журнале «Конный мир» №6 2007, стр. 78-83