Поездка на конференцию и к любимой корове

Я не была в России больше двух лет и очень соскучилась по родным местам, людям и животным. Найти время на поездку было нереально, слишком много работы. Удача состояла в том, что мне удалось объединить работу и путешествие — я поехала на VI Междисциплинарную научную конференцию «Социология, социальная география и социобиология в разработке перспектив комплексного развития сельских сообществ Ближнего Севера».

Те из моих читателей, кто смог прочитать целиком длинное название конференции, наверняка озадачены, что это ученый с Ближнего Востока может делать на конференции по Ближнему Северу. Ответ прост — я рассказывала о собаках, которые сопровождают человека в любой точке земного шара.

Эта заметка будет личной, так что про конференцию я скажу лишь: там было интересно! И проходила она, как обычно, в деревне, в Костромской области.

7 лет назад я работала в ИПЭЭ РАН и проводила исследование на биологической таежной станции в Костромской области. Я рассказывала тогда о замечательном проекте с телятами и вы можете найти заметку о нем по ссылке.

Это был мой первый (и пока единственный) опыт дрессировки телят. Дрессировка по своей сути — это поиск общего языка с животным. И каждый новый вид — это новый язык. Обучение нового зверя — это история, рассказанная им самим. Ты стараешься изо всех  сил понять животное, а оно старается понять тебя (если ты смог создать мотивацию). Ты пытаешься объяснить ему свои пожелания, а зверь объясняет тебе свои (если ты смог развить доверие).

Дрессировка с положительным подкреплением — это такое чудо общения, которое невозможно сравнивать с человеческим. Не потому, что с животными общаться лучше (или с человеком лучше). Дело в различиях. Как я уже сказала, каждый новый вид — это новый язык. И если вы до сих пор дрессировали только собак — от души советую вам переключиться на кошек, попугайчиков, кроликов и хомячков. И телят.

Телята — нежные и импульсивные животные, обладающие невероятно красивыми глазами и такой же невероятной пластичностью поведения. Кажется, они способны приспособиться ко всему.

7 лет назад три маленькие телочки из моего проекта переехали из фермерского хозяйства на биостанцию. Они жили в загоне и их постоянно гладили, водили на поводочке-чомбуре, и обучали всяким премудростям, будто они — пони. Когда они выросли большие, их выпустили в дикое стадо. Дикие коровы из поколения в поколение рождались в лесу. Они боятся человека и живут сами по себе (это другой исследовательский проект биостанции). И наши телята постепенно влились в стадо и стали его частью.

Майская социологическая конференция проходила неподалеку от биостанции, на которой поселились все участники-социобиологи. Маленькая Ока и Рыся погибли несколько лет назад — в затяжные морозы у них не хватило сил, они были беременны. Только Белла выжила. В тот год она «прохолостила» — не ждала теленка.

В первый же день приезда мы с подругой Евгенией Чикуровой побежали искать стадо и Беллу. Женя 5 лет назад переняла «эстафету» работы с коровами, прошедшими «ранний хендлинг», и включила их в другие свои исследования по бычьим. Белла уже хорошо знает Женю, но в этот раз отходить от стада не спешила. А мы не могли подойти близко к стаду — оно боится людей, как и все дикие животные. Белла смотрела на нас, словно пыталась передать какую-то мысль, и отступала вглубь стада. В стаде было двое совсем маленьких телят. Солнце уже заходило, а в это время стадо ведет себя особенно чутко и настороженно.

Только на следующий день, когда стадо проходило мимо домов, Белла отозвалась на свое имя и подошла к нам. Она требовала хлебушка, терлась и ласкалась, как дружелюбный лабрадор весом 300 кг.  Та самая корова, которая теленком не давалась в руки и которую я приручала по методике Join Up, слегка модифицированной под маленькую телочку.

Животные помнят… Я вышла из дома В Нетании, прошла вдоль пляжа с отдыхающими туристами, села в такси, перелетела тысячи километров, вышла из аэропорта Домодедово, затем 11 часов ехала в дальнем поезде и еще полтора часа на «Газеле» по грунтовой дороге. Я обняла свою любимую и очень дорогую корову, для которой я просто исчезла на несколько лет, а потом, вдруг, появилась снова. Жаль, я не могла ей рассказать об Израиле, о моей работе в университете с другими животными (ей бы это не понравилось, наверно…), о лисах, которые выглядят совсем не так, как те, к которым привыкла Белла и о перелетных птицах, которые возможно, знакомы нам обеим. Она мычала. Но я могу только догадываться, какие приключения были у нее в эти годы, что мы не виделись: как они прогоняли всем стадом волков и медведей, о молодом быке и тысячах нюансов взаимоотношений в коровьем гареме, о сугробах, о том, как прилетели зяблики, растаял снег и началась еще одна весна.

телячьи нежности

IMG_20150509_095424