Насколько реализовались цели автора в курсе Кабинет зоопсихолога

Заметка для рубрики «О проекте».

Мне задали вопрос: Вот состоялись уже выпуски слушателей Кабинета зоопсихолога онлайн и оффлайн. Хотелось бы узнать, насколько реализовались Ваши цели и задачи в этом проекте — по 10-бальной шкале. Имеется ввиду не сам контент Курса, а слушатели/выпускники. Вы довольны ими на сколько баллов (из 10)? Есть существенное различие между онлайн и оффлайн обучающимися?Что/кто эффективнее?Чем Вы разочарованы? Чем огорчены?Что не решаетесь сами нам сказать (выпускникам), а эти мысли/мысль упрямо лезут в голову? Вы ведь каждому из нас очень искренне желаете добра, успеха в практич.реализации знаний Курса. Я в этом уверена. Простите за бомбардировку такими вопросами. Благодарю за ответ.

   Мой принцип — стремиться к идеальному, понимая реальность. Я придумывала курс Кабинета так, чтобы у него потенциал для развития был как можно шире (гораздо шире, чем он сейчас реализован). Но устанавливала себе в качестве задач гораздо более простые и достижимые минимумы. Такие, что если их не удастся достичь, я буду разочарована. Можно давать материал попроще, можно посложнее. Для себя я поставила цифру 20%. Ясно, что из 100 человек, пришедших на курс, все 100 не смогут его освоить. Можно поставить планку пониже (скажем, требовать только просмотра видеоуроков, без домашних заданий и супервизий) — ее могли бы “взять” порядка 90% (это может показаться странным, но не все покупатели вебинаров их на самом деле смотрят). Планка, которую я установила, по моим рассчетам должна была срезать не больше 80%. Если больше — я бы считала, что курс в таком виде не имеет смысла. В реальности справляется с курсом больше участников — процентов 30. Так что я считаю, что у меня есть некоторое поле для усложнения курса в будущем. И участниками, и курсом я довольна вполне. И не разочарована.

Что означает — справляется? Доходит до финального сертификата: выполняет домашние задания и проходит супервизию. Я хочу быть уверенной, что те, кого я потом рекомендую (= выдаю сертификат) взяли те знания, что я им передаю. Я сужу об этом по тому, что мои выпускники свободно оперируют основными терминами и понятиями поведенческой науки (в интернете, в статьях, на конференциях), и способны выбирать методики решения проблем осознанно (а не пробовать все подряд). И я вижу, что формальные требования, которые я установила, привели участников, насколько я могу судить, к тем критериям, по которым я сужу, что моя цель достигнута. Так что, опять же, курсом я довольна вполне.

И, честно говоря, для меня это настоящий бальзам на душу — видеть как развиваются дальше и используют полученные на курсе знания специалисты, образованию которых я поспособствовала на каком-то этапе их пути. Это кайф!

Онлайн и оффлайн обучение отличается по тому, как оно проходит, но сами по себе цифры не отличаются. Домашние задания пробуют выполнять порядка 90%, движутся к завершению (или уже закончили обучение) порядка 30%. Я предполагала, что при онлайн форме людям легче организовать себя делать домашние задания, но оказалось, что это больше зависит от самого человека — его желания, упорства и, конечно, насколько ему такая форма обучения подходит.

Теперь о грустном: Чем Вы разочарованы? Чем огорчены?

В какой-то степени я была к этому готова, так как сталкивалась прежде. Это фанатизм и конкуренция. Казалось бы, я преподаю научное знание + его практическое применение. Какое тут поле для фанатизма? Зоопсихологов в реальности очень мало (собак-то миллионы!). Откуда тут может взяться конкуренция? Но и то, и другое всегда возникает в новых сообществах — как биологический закон, так что по большому счету я догадывалась, что и с нами это может произойти.

Чтобы способствовать сотрудничеству и препятствовать развитию фанатизма и конкуренции я использую несколько “ключевых” принципов. Первый и главный, я старательно поддерживаю все начинания выпускников, связанные с внешним профессиональным миром. “Кабинет зоопсихолога» — это не новое отдельное течение, не “откровение” свыше, это просто изложение информации, которую я всегда помогаю участникам Кабинета искать, скачивать и разбираться в статьях. На это — не жалею времени, даже если его совсем нет. Сообщество Кабинета — это не замкнутая система. Это очень важно, для того, чтобы оно могло продолжать существовать как сообщество (здоровое).

Второй ключевой момент — это отказ от “централизации”. Все совместные проекты выпускников Кабинета — это их собственные самостоятельные проекты. Это их собственные достижения. Для меня это очень важно — Школа Прикладной этологии должна остаться личным проектом, она не должна быть “центром” со многими “кабинетами” и сотрудниками. Никакой иерархии последователей Школы, кто больше соответствует, кто меньше — и прочий бред. Много разнокалиберных проектов могут оставаться разумными проектами, и это мешает развивать фанатикам. Если вдруг один выпускник начнет превращаться в фанатика, то его последователями среди хозяев собак станут те, кого привлекает фанатизм, так как все остальное (знания, методы) люди смогут получить в другом аналогичном независимом проекте.

Напомню, кто такие фанатики. Это люди, приверженные какой-то идее до такой степени, что уже не способны ее критически воспринимать, и, в дополнение к этому, относящиеся нетерпимо к чужим взглядам и убеждениям.

В прикладной этологии важны методы, которые называют “гуманными” — это вопрос и профессионализма (направление “благополучия животных” в прикладной этологии), и эффективности (если проблемное поведение животного возникло как способ снизить дистресс, то методы, которые будут усиливать дистресс, будут усиливать и проблемы).

И каждый современный специалист будет рекомендовать гуманные методы и будет стремиться популяризировать их — в качестве профилактики проблем поведения, которые могут возникать, если обращаться с животным грубо. Но гуманность — это также “хлеб” и для фанатика.

Простой и краткий пример:

Некий клиент сообщает консультанту, что бьет свою собаку ногами, но гуляет с ней очень много. У фанатика “за гуманизм” падает “планка”, и он начинает агрессивно нападать на хозяина, осуждая за избиение собаки. Не поинтересовавшись, что имеет в виду хозяин под словами “бить собаку ногами” и “очень много гулять”. В реальной жизни может оказаться, что человек когда-то случайно толкнул собаку, когда она стояла на проходе — и это он назвал “бить ногами”, но при этом под словами “очень много гулять” он подразумевает прогулки 15 минут в день. То есть, если бы не прозвучал “триггер” для фанатичности, консультант имел бы возможность сконцентрироваться на реальной проблеме, о которой он мог бы выяснить у клиента, а мог — и у его собаки. Собака всегда честно рассказывает, боится ли она ног хозяина и достаточно ли ей прогулок.

Конкуренция — неизбежна. И люди будут симпатизировать друг другу или не совпадать по характерам и конфликтовать — всегда в любом сообществе. К счастью, все-таки участники Кабинета — взрослые и достаточно разумные люди, так что больших конфликтов не случалось — хотя, вероятно, они могут случиться в будущем. Но, опять же, если мир шире нашего относительно маленького сообщества, то — не получилось сотрудничать с этим человеком, буду сотрудничать с другим. Если все работают над своими проектами, а не замкнуты в одном большом, то, снова,  гибкости больше.

Судите сами — насколько заложенные мной “ключевые принципы” работают. Может быть — недостаточно,  и я могу сделать что-то еще? Периодически до меня доходят какие-то отголоски конфликтов или проявлений фанатичности, и это меня очень огорчает, хотя не разочаровывает — все-таки Кабинет как сообщество уже и сегодня принесло столько пользы, благодаря сотрудничеству между выпускниками. Вспомню первое, что приходит в голову: совместный семинар Ольги Ульянко, Ксении Авимовой, выступление на радио Наталии Илюшиной и Ольги Ульянко, весенняя конференция в Москве, организованная Виталией Кононовой и Оксаной Дубининой, недавний 2-х дневный семинар Оксаны и Татьяны Романовой, и менее заметные сотрудничества, когда начинающие специалисты “стажируются” на дрессплощадках более опытных, или участники перенаправляют клиентов друг к другу, привлекают друг на друга на работу.

Что не решаетесь сами нам сказать (выпускникам), а эти мысли/мысль упрямо лезут в голову?

Две вещи. Я их не то, чтобы не решаюсь сказать, но обычно пишу в личных сообщениях. И это, конечно, не ко всем относится, но, если вы учитесь в Кабинете зоопсихолога и в этом себя узнаете — примите к сведению :)

1) Создавайте собственный хороший материал, вместо того, чтобы плечом к плечу с «хорошими» людьми бороться с «плохими» людьми. Эти «хорошие» люди могут оказаться не такими хорошими, если вам не с кем окажется бороться. Дружить (сотрудничать), создавая хорошее (консультации, центры, семинары, статьи), сложнее, но гораздо полезнее для всех-всех. (обидно видеть, как взрослые люди с собственным хорошим потенциалом, влезают в «драчки» вслед за кем-то, и в которые не ввязывались бы самостоятельно)

2) Мне приятно то, что вы относитесь ко мне с доверием ученика учителю, но мне бы хотелось вас научить и ко мне, и к другим учителям, которые будут в вашей жизни, относиться… разумнее, что ли (не знаю, как это точнее назвать). Если вы хотите написать/сказать “а Софья считает так-то”, то остановитесь, подумайте… А откуда это Софья взяла? (открываете лекцию, смотрите там или спрашиваете меня про первоисточник). Может оказаться, что 1) вы неправильно запомнили, хорошо, что проверили, 2) это вообще не Софья сказала, а это было доказано экспериментально каким-то ученым, 3) это мнение Софьи. Если это что-то, доказанное каким-то ученым, и это — важно, то не поленитесь поискать подробности эксперимента, иногда покопаться в истории какой-то теории. Вы можете найти гораздо больше, чем я смогла уместить в достаточно кратком курсе. Если то, что вас заинтересовало, было — мое личное мнение на эту тему, то подумайте об этом так: “а я сам/а вообще-то что об этом думаю?” Может у вас уже другое мнение и вам нужно высказывать его в формате «я думаю», а не «Софья (или кто-то еще) сказала». К тому же, я — живой человек, и тоже могу поменять свое мнение, если увижу убедительные доводы для этого.

 


Поделитесь заметкой с теми, кому она может быть полезна