Конюшенные пороки

Впервые опубликована в журнале «Гиппомания» № 3 2007 Р. 82-87
    Бесполезно описывать их снова – в любой книге вы найдете такие разъяснения и… полную безнадежность относительно излечения конюшенных пороков. Мы не будем следовать этой печальной традиции, а поговорим об исследованиях, сложностях и достижениях ученых, мечтающих качественно улучшить жизнь животных.

    В прошлых статьях я не раз упоминала, что причина развития многих проблем поведения – условия содержания, далекие от естественных для лошади, как для вида. Редкое кормление, короткие прогулки, невозможность общения с сородичами, а также ранний отъем и дискомфорт, вызванный плохим снаряжением, пугающей обстановкой, болезнью (прикуска часто развивается одновременно с гастритом) или нелюбимой/неподходящей работой – вот главные факторы, которые по одиночке или все вместе быстро приводят к развитию проблем.

    В начале поведение лошадей меняется. Как и люди, они по-разному переживают страдания – одни становятся раздражительными, буйными, другие, наоборот, вялыми и равнодушными. Эти первые признаки проявляются в работе, но люди обычно склонны интерпретировать их неправильно, считая упрямством, глупостью или вредностью. В результате причина проблемы не устраняется, а нередко и усиливается. И вскоре начинают развиваться стереотипии (или нервные тики), когда лошадь повторяет одни и те же действия, которые кажутся бессмысленными в данной ситуации и, зачастую, бесцельными. Среди таких действий известный американский ученый Катерина Хоупт выделяет двигательные (locomotion vice) и ротовые или оральные (oral vice) пороки поведения. К двигательным порокам относятся качка, кружение, разбивание стенок денника и «копание» передним копытом, к ротовым – воздушная и предметная прикуска, жевание дерева/изгородей. Все эти реакции (за исключением прикуски) – нормальные реакции лошади, их называют пороками в том случае, если они совершаются без явного стимула. К примеру, если лошадь, испугавшись, лягнула и попала копытами по стене или, прислушиваясь, сделала круг по деннику – это не проблема поведения. Но если она тратит значительное время на эти бесцельные действия и начинает их совершать без всякого внешнего заметного стимула, то их называют стереотипиями.

    В 80-х годах, когда возникло направление исследований «благополучие животных» (Animal Welfare), а Вебстер заявил о праве животных на «пять свобод», о которых мы рассказывали в №5 за 2006 г., разные ученые высказывали мнение о причинах стереотипий. Предполагалось, что причины и пороки связаны между собой, к примеру, прикуска или жевание изгородей возникает у лошадей, переживших слишком ранний отъем от матери или имеющих проблемы с пищеварением, а качание и кружение возникает из-за ограничения движения. Это предположение подтвердилось не полностью. Видимо различные пороки могут быть вызваны одной и той же причиной и, наоборот, несколько причин могут приводить к развитию одного вида стереотипии.

    Швейцарский ученый Моника Мейер-Холзапфел еще в 1968 году опубликовала статью об отклоняющемся поведении животных зоопарка. В статье Мейер-Холзапфел усомнилась, действительно ли стереотипии ухудшают жизнь животного, может быть они позволяют животному приспособиться к жизни в неволе? К примеру хождение животного вдоль ограды то в одну, то в другую сторону может быть вызвано несколькими причинами: теснота загона, скука (бедное событиями окружение), нервозность при ожидании кормежки, желание и невозможность убежать от пугающих посетителей (к примеру, ветеринаров), желание и невозможность убежать от угрожающего доминантного сородича, нервозность из-за желания присоединиться к сородичу, которого животное слышит, видит или чует. В естественной среде движение – было бы правильным решением для животного, в неволе движение закрепляется в стереотипный набор поз и реакций, которыми лошадь реагирует на самые разные стимулы. Из этого мы можем сделать один важнейший вывод. Бороться с проявлением стереотипии либо бесполезно, либо даже вредно, необходимо устранять причину беспокойства животного.

    А как же удавка? Короткая привязь? Специальные сбруи и ошейники, которые так аккуратно прорисованы в настольной книге просвещенного российского конника – «Книге о лошади» Урусова? Забудьте об удавках. Они остались в том самом 1911 году, когда была издана книга.

    Английский ученый Роб Янг в сборнике рекомендаций по обогащению среды животных в неволе, выпущенном Ассоциацией британских киперов (ABWAK) в 1998 г. и переведенной на русский язык специалистами Московского Зоопарка, оценил 6 вариантов решения проблемы. 1 способ: прекратить проявление поведения (к этому способу относятся привязь, путы, удавка и пр.). 2 способ: измельчить пищу и распределить ее по помещению, чтобы животное было занято поисками пищи (к этому способу можно отнести эквибол, спрятанные под кусками коры или сена овощи). 3 способ: проводить лекарственную терапию (предполагаются корма особого «успокоительного» состава; настоящие седативные и психотерапевтические препараты; антагонисты опиатов, которые не дают лошади получить удовольствие от эндорфинов, вырабатывающихся во время некоторых стереотипных действий; а также операции на головные нервы в случае прикуски, которые впрочем показали очень спорные результаты в промежуток от 1926 до 1984 года).

    4 способ: увеличение левады, предложение новых игрушек и предметов, которые могут снизить частоту возникновения стереотипий. 5 способ: снижение мотивации, неудовлетворение которой привело к развитию проблемы. 6 способ: установка визуальных и пр. преград между животным и нервирующим его стимулом/объектом. Проанализировав эти способы Янг пришел к выводу, 1 и 3 способы лишь скрывают проблему, 2 и 4 направлены только на симптомы неблагополучия, и только 5 и 6 способы действенны, так как направлены на устранение причин неблагополучия.

    Первый способ доказал свою неэффективность. Пытаясь избежать негативного стимула, лошадь находит выход энергии в стереотипных движениях. В результате стереотипных действий, выделяются эндорфины – гормоны удовольствия, которые облегчают переживания лошади, но и поддерживают вредную привычку. Удавка и прочие «инструменты» прерывают этот круг, но не прекращают страданий лошади. У нее нет выхода и, хотя проявления становятся не такими явными, переживания лошади и тяга к развитию вредных привычек у нее лишь усиливается.

    В отличие от первого способа, третий не отбрасывается безоговорочно. Антагонисты опиатов и оперативное вмешательство аналогичны удавке и привязи, а значит не имеют смысла. Успокоительные составы кормов в период переезда на новую конюшню или каких-либо других изменений в жизни лошади, особенно имевшей в прошлом проблемы, могут быть хорошим решением. Применение седативных средств спорно, но иногда это единственный выход в критических ситуациях. Тут можно лишь посоветовать не доводить до таких ситуаций, а заранее приучать лошадь к погрузке в трейлер, к прикосновениям ветеринара или коваля.

    Скука, недостаток движения и редкое кормление – основные причины в большинстве случаев развития вредных привычек. В таких случаях увеличение пространства, продуманное обустройство его, игрушки помогут дать лошади необходимое движение, а эквибол и круглосуточный доступ к сену заодно и решат проблему с редким кормлением. Таким образом эти способы, хотя и описаны под номером 2 и 4, но их также можно было бы отнести и к 5-му способу. Если же причина стереотипии – боль, то увеличение размеров левады не даст ожидаемого результата.

    Вслед за уже названным сборником Ассоциации британских киперов, мне хотелось бы описать способы обогащения среды, доказавшие свою пользу в зоопарках и при содержании домашних животных. Многие из этих способов требуют совсем небольших усилий и в то же время они значительно улучшают качество жизни животных, а значит и спасают их от вредных привычек. Мы уже рассказали об эквиболе. С психотерапевтической точки зрения также полезно давать лошади свежесрезанные ветки – это грубый корм, который лошадь будет есть медленно и понемногу. Ветки стоит привязать к ограде в разных частях левады. Если вы приносите в леваду овощи, то можете дать их не в кормушке, а спрятать под куски коры или в сено. Время, которое лошадь посвятит веткам и переходам между ними, не будет затрачено на стереотипии, а поиск моркови – увлекательное занятие и лекарство от скуки.

    Проблема многих конюшен – нехватка левад. Если вы хотите, чтобы ваша лошадь проводила больше времени на свежем воздухе, можно за свой счет соорудить небольшой загончик, величиной всего в полтора-два раза больше денника. В конюшне лошади значительно реже опускают голову к земле, чем в леваде, так как стенки денника делают для нее невидимыми окружающих людей и животных. По той же причине лошади предпочитают пить из тазика, а не из ведра. Модные сегодня «летние» денники, которые открываются прямо на улицу, решают проблему свежего воздуха, но не страха. Длительное напряжение мышц шеи плохо сказывается на физическом состоянии лошади, а постоянное беспокойство – на психическом. Небольшие загончики решают эту проблему. Однако они не заменяют прогулку в полноценной леваде.

    Чем больше левада, тем лучше себя чувствует лошадь, тем меньше времени она посвящает вредным привычкам – это правило действует до тех пор, пока размер левады не достигнет примерно 0,7 — 1 га. После этого для проблем поведения лошади размер левады не имеет значения. Более важная характеристика, чем размер левады, ее структура. Левада – это не просто пастбище, ведь вы наверняка, как и большинство наших читателей держите прогулочных лошадей, которых кормите не одной травой. Конечно, пастьба – это любимое развлечение лошади, она тратит на него примерно 60% времени. Ваша задача, чтобы и остальные 40% лошадь не уделяла прикуске или качке.

    Хотя лошади – животные открытых пространств, это не значит, что они не пользуются ориентирами. В местах многолетнего проживания лошадей Пржевальского находили кучи навоза, которые обновлялись из поколения в поколения. Несложно начертить вашу леваду на листе бумаги и отметить в какой ее части лошади проводят сколько времени. Если вы зададитесь этим вопросом, вы заметите, что лошади не пользуются ей равномерно. Большую часть времени они проводят именно у ориентиров – кормушки, ворот, куста, кипы сена. Чем более структурно сложна левада, тем более равномерно она используется.

    Когда левад не хватает и все лошади конюшни гуляют в одном и том же загоне, кусты исчезают очень быстро. Вместо них удобно делать навесы из ветвей. Они дают неплотную, но все же тень, и лошади их очень любят. Другую часть левады имеет смысл засыпать песком – лошади смогут там валяться, копать ямы и просто дремать лежа. На плотной земле лошади обычно этого не делают или тратят на это минимальное количество времени. Если вы мечтаете об идеальном внешнем убранстве конюшни, посадите кусты вдоль внешней ограды левады – лошади не смогут достать до них, но кусты будут и ориентирами, и источником новых стимулов, и местом, где поселятся птицы, которые с удовольствием начнут собирать мух и оводов на спине лошади.

    Невероятно, но простейший столб где-нибудь в центре левады, становится настоящим любимцем всех лошадей. Взрослые чешутся об него, заодно оставляя запах своего тела и изучая запах сородичей, жеребята собираются вокруг столба поиграть. Вместо столба можно привязать или положить одним концом на ограду нетолстые стволы деревьев (в одном из зоопарков покупали для этих целей непроданные новогодние елки, удостоверившись, что они не обработаны химикатами от осыпания хвои).

    Отдельное слово о кормлении. Если в леваде гуляют несколько лошадей, нужно чтобы и кормушек, и поилок было хотя бы по паре, разнесенных в разные части левады. Конечно, животные используют их как повод выяснить отношения, а значит предпочитают собираться и «крыситься» друг на друга в одном месте, как будто не замечая существования еще одной кормушки. Однако если вы положите только одну кормушку, то агрессивные взаимодействия усилятся, а низкоранговым членам группы не достанется ничего. Это вообще всегда нужно помнить. Если вы хотите излечить от качки низкоранговую лошадь и даете ей эквибол, то понаблюдайте, сколько времени она действительно им занимается, а сколько он находится в распоряжении ее доминантных сородичей. От этого, а не от марки эквибола, будет зависеть успех ваших действий.

    Напоследок, нужно упомянуть еще об одном обстоятельстве, которое люди часто упускают из виду. Лошади очень точно чувствуют время. Ближе к кормежке они начинают нервничать, угрозы учащаются, вредные привычки проявляются все сильнее. Если вы всегда будете кормить лошадей точно в одно и то же время, то сможете ослабить их беспокойство.

    Проблеме стереотипий посвящено множество научных работ, однако от полного понимания этого явления мы еще очень далеки. К сожалению, также далеки от совершенства и методы лечения этих расстройств поведения (впрочем они все же лучше, чем удавки). После того, как вы измените качество жизни вашей лошади, вредные привычки уже не будут так заметны. Но значит ли, что лошадь от них излечилась? Для того, чтобы понять это, нужно перед началом мер по обогащению среды провести день за наблюдениями и рассчитать, какую долю времени лошадь уделяет стереотипии. Когда, через несколько дней, вам покажется, что терапия подействовала, вам нужно сделать те же расчеты снова. Важно посчитать не только долю времени, уделяемую стереотипии, в течение дня, но и долю стереотипии от того времени, которое животное не тратит на игрушки, чесательные столбы и прочие нововведения. Иногда лошадь тратит на эквибол много времени, но доля времени стереотипий по отношению ко времени остальных ее занятий остается прежней. Значит вам удалось отвлечь лошадь, но вы не нашли причину вредной привычки и не повлияли на нее. Это лучше, чем ничего, но все же говорить об успехе еще рано.

    Успех – это полное отсутствие стереотипий. Однако излечиваются ли они навсегда? Некоторые лошади в течение многих лет не вспоминают о вредных привычках, но какое-то переживание может вдруг вернуть забытую проблему. С другой стороны, возможно, что при этих обстоятельствах у «здоровой» лошади тоже могли бы начать развиваться стереотипии. Бывает и так, что неблагополучные условия в конюшне дают о себе знать в «эпидемии» вредных привычек. Это вероятно и послужило источником мифа о том, что лошади учатся стереотипиям, подражая соседям. При «эпидемии» всегда остаются несколько животных, которые ни смотря ни на что не подвержены порокам. Вероятно наследственность и условия, в которых лошадь провела свое детство, играют в развитии «стрессоустойчивости» важную роль. Все это еще предстоит изучить. Главное — мы можем многое сделать для наших любимцев уже сегодня, обогащая их жизнь и спасая от страданий и умопомешательства.
Подробнее об улучшения содержания лошади здесь.

Запись опубликована в рубрике Воспитание и обучение. Добавьте в закладки постоянную ссылку.