Контракт с приютом

<<<предыдущая страница

Практика заключать контракты при передаче животного новому владельцу пришла в Россию относительно недавно. Еще 15 лет назад было совершенно естественным заплатить заводчику немалую сумму денег за породистую собаку, не оформляя договоренностей письменно. Сегодня, если вам продают собаку без договора, то вы можете быть уверены в недобросовестности «заводчика-разводчика»: щенок может оказаться больным, нечистопородным и попросту ворованным. В общественном сознании контракты с питомниками воспринимаются легче, чем контракты с приютами, возможно потому, что новый владелец платит деньги заводчику и заинтересован защитить свои интересы. Постепенно и в России в судебной практике накапливаются случаи, когда владельцам удавалось добиться компенсации от заводчика, если собака оказывалась больной или носителем генетического заболевания, то есть непригодной для разведения, если это было предусмотрено в контракте.

В большинстве стран мира собаки и кошки в приюте не бесплатны. В среднем стоимость собаки из приюта составляет 1 / 6 от стоимости собаки с родословной в питомнике, и контракт не вызывает ни у кого удивления. В России собаку из приюта берут бесплатно и, когда приют или человек, пристраивающий собаку, требует подписать контракт, это вызывает у потенциального хозяина возмущение, страх и нежелание связываться. Мол, «я лучше куплю на рынке, чем буду что-то подписывать, совсем обнаглели».

Давайте разберемся в том, какие бывают контракты, в чем они могут быть вам полезны, а в чем — нарушать ваши права как нового владельца.

Все, кто вовлечен в дело спасения животных, сталкиваются, время от времени, с умопомрачительной жестокостью и возмутительной безответственностью большого количества людей. По статистике США, работа в приюте имеет один из самых высоких показателей риска эмоционального выгорания, и, наверное, нет смысла говорить, что американские приюты оснащены лучше среднестатистических российских… Российским зооволонтерам нужно знать и помнить о том, что они подвергают свою психику опасности, что, если они хотят помогать животным из года в год, им нужно защищать и самих себя тоже. Но зоозащитников некому предупредить. В реальности, общество посмеивается над теми, кто «рехнулся» от переживаний за животных, и требует от них проявлять те качества в общении с потенциальными хозяевами, которые в развитых странах достигаются отнюдь не сами собой. Курсы волонтеров, бесплатная психологическая помощь, группы взаимоподдержки, возмещение убытков, правовая поддержка — всего этого у российских зоозащитников обычно нет и в помине.

Когда психика не выдерживает (и это касается зоозащитников любой страны), от спасения животного человек переходит к накапливанию животных — собирательству. Типично, что «собиратель» (хордер, dog hoarder) боится расстаться с собакой или кошкой, передать животное новому хозяину, предполагая, что там питомцу будет хуже. Известны случаи, когда десятки животных умирали от голода и поедали друг друга, а хозяин отказывался отдать подопечного людям, потому что те жили в другом районе, и их было бы трудно навещать и контролировать. «Собиратель» теряет способность адекватно оценивать свои силы и свои действия. Такие люди могут затягивать передачу животного, придумывать все новые и все более странные условия. Без поддержки правоохранительных органов и законов забрать животных у такого собирателя очень трудно. Тем не менее, при общении с «собирателями» речь редко идет о контракте. Контракты составляют, обычно, адекватные люди, с которыми есть надежда договориться.

Поставьте себя на место зооволонтера или хозяина частного приюта. Они вложили много сил, времени и средств в помощь собаке, и теперь хотят застраховать себя и питомца от двух главных рисков: собаку — от новых страданий, а себя — от возврата собаки. При этом желание защитить питомца от новых страданий оказывается важнее, поэтому в контрактах всегда прописано, что новый хозяин не имеет права переустраивать собаку без ведома куратора. В зарубежных приютах этот пункт также всегда есть в контракте: вы можете вернуть собаку только в тот приют, из которого взяли.

Если какие-то пункты в контракте вас не устраивают, вы можете попросить изменить их формулировки так, чтобы вам было комфортно. Будьте морально готовы, что вам могут и не пойти на встречу, и что, возможно, вы так и не сможете взять выбранную собаку себе. Да, вы можете столкнуться с несговорчивым человеком, но корень проблемы — не в контракте. Адекватный ответственный куратор также будет требовать подписание контракта и постарается отслеживать судьбу собаки настолько внимательно и настолько ненавязчиво, насколько он способен в меру своего характера и воспитания. Во многих историях из жизни, приведенных в данной книге, вы прочтете слова благодарности кураторам, которые не только контролируют, но и от души помогают новоиспеченным хозяевам.

Давайте пройдемся по тем положениям контрактов, которые вам могут встретиться.

Фото и видеоотчеты.

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать: куратор видит счастливую собаку и не беспокоится о ее судьбе. Типичное требование — присылать фото собаки еженедельно в первые 2 месяца, и затем раз в месяц в следующие полгода. Это не слишком вас обременит, а куратора успокоит. Более частые и длительные фотоотчеты не имеют смысла, так как и вы, и сам куратор начнете про них забывать, если все идет хорошо.

Обязанность кормить кормами премиум-класса.

В данном случае куратор хочет, чтобы собака была здорова, так как причина, по которой новые владельцы чаще всего отказываются от собаки — ее болезни. Если вы собираетесь обращаться к ветеринарному диетологу и подбирать кормление индивидуально, вы можете внести небольшую поправку, вписав слова «не ниже премиум класса», таким образом вы сохраните себе некоторую степень свободы в выборе рациона для своего питомца.

Обращение к определенным ветврачам.

Если вы обязаны обращаться только к конкретным ветврачам, это, конечно, мало реалистично. А если собака заболеет в поездке? А если ветврач будет в отпуске? Попытайтесь понять, что имел в виду куратор. Если этот пункт записан в качестве рекомендации, то все в порядке. Если формулировка категоричная, подумайте, как ее изменить, чтобы она всем подходила. К примеру, вы можете добавить слова: «за исключением тех случаев, когда собаке требуется срочная помощь и обращение к другому врачу целесообразнее».

Обязательство кастрировать или стерилизовать собаку в возрасте 7–8 месяцев.

Этот пункт часто объясняют требованием к новым хозяевам быть социально ответственными и не увеличивать число собак с неблагополучной судьбой. Однако, есть и другая подоплека. Одна из причин, по которым новые владельцы отказываются от собак и возвращают их кураторам, — это беременность собаки. Вот так цинично и грустно: не уследили за питомцем, не хотят возиться с выращиванием и пристройством щенков и перекладывают все заботы на куратора.

Требования к хозяевам.

Во многих западных приютах существует запрет на пристройство собаки с историей покусов людей в семьи с детьми. Что бы ни говорили потенциальные хозяева про свой большой опыт в воспитании агрессивных собак, приют просто не имеет право передать им такого подопечного. Подобные запреты появляются в результате статистики отказов от собак. В России вы нередко можете увидеть в контракте три типичных требования к хозяевам: кураторы отказываются передавать собаку семьям, в которых скоро ожидаются дети; если в семье есть дети моложе определенного возраста; и кураторы отказывают людям, живущим в съемном жилье.

Среди потенциальных хозяев нередко можно встретить женщин на 5–7 месяце беременности, так как гормональная система женщины, подготавливая ее к заботе о малыше, усиливает ее эмоциональную реакцию на инфантильные черты внешности щенка. Также собаки дают ощущение психологической поддержки людям, у которых прежде уже была собака, и в преддверии перемен желание опять завести ее может быть особенно острым. Или, бывает, что о собаке в семье мечтали давно, но не было времени, а теперь женщина выходит в декретный отпуск, больше сидит в интернете и все время натыкается на фотографии таких замечательных песиков. Конечно, у вас все может быть совсем по-другому, все люди очень разные, но, факт, что ожидающие ребенка пары обращаются за собакой, и это нежелательные хозяева. Воспитание щенка требует внимания, сил и времени, которых еще в большем количестве скоро потребует ребенок. Адаптация взрослой собаки после приюта займет не менее года, и момент рождения ребенка может совпасть с одним из этапов адаптации, когда собаке особенно трудно будет его принять. В нашей консультационной практике мы нередко слышали от мам новорожденных, что после рождения ребенка они стали ощущать брезгливость к четвероногому питомцу, которой раньше у них не было. С точки зрения науки это легко объяснить: привязанность — это не только принять своего малыша, но и отличать его от другого, который не соответствует нашим инстинктивным ожиданиям. Неслучайно, что третья по частоте причина возвратов — рождение в семье ребенка. Мифическая «аллергия у ребенка» как причина отказа от собаки слишком хорошо знакома всем любителям животных.

Маленьким детям не всегда возможно объяснить, что песику нельзя тыкать пальцами в глазки, или выдергивать усы. Если собаке тяжело дается адаптация, либо пес не имел в прошлом опыта общения с детьми, то он может проявить агрессию к ребенку. Проживание хозяев в съемном жилье (с неизбежными частыми переездами или возможными претензиями арендодателя) — это риск развития у собаки проблемы воя в одиночестве и деструктивного поведения. И то, и другое увеличивает шансы возврата собаки и сложностей с пристройством ее в новые семьи в будущем. Конечно, найдется немало тех из наших читателей, кто скажет: «Я завела собаку во время беременности (или, когда моему ребенку был год, или, когда жила на съемной квартире), и ничего, мы со всем справились, и наша собака была счастлива». Это прекрасно! Но те из вас, кто возьмется пристроить в семьи хотя бы десяток животных, перестают верить в такие чудеса и начинают верить в неумолимую статистику, и не рискуют благополучием собаки.

В Приложении к книге мы приводим в качестве примера текст контракта, который используется при передаче собаки в фонде «Не просто собаки».

История из жизни

Мы задали нашим респондентам вопрос: «Заключали ли вы контракт, когда забирали питомца?». На вопрос ответили 64 человека. Из них 30 подписывали договор ответственного содержания перед тем, как взять собаку, а 25 — нет. Не заключали контракт по двум причинам: не было такого требования изначально (18 человек), либо хозяева или их друзья были сами волонтерами приютов (7 человек). 9 человек подобрали собак на улице.
«Hас рекомендовали куратору нашей собаки, поэтому жестких требований к нам не было»
Евгения Замула, хозяйка Тоби

«Мы подали в полицию по месту жительства заявление о находке. Прошли отведенные законом РФ шесть месяцев, и право собственности на имущество (к сожалению, статус собаки у нас именно таков) перешло нам. К сожалению, мы не подали заявление сразу, банально — не знали, искали хозяев. Только время потеряли и кучу нервов. Но сейчас я бы сделала точно так же! Я бы тоже искала бывших хозяев. Это ведь только Майкушке не повезло, а сколько хороших добросовестных людей по разным причинам теряют своих любимцев, как же им не помочь найтись!»
Наталия Казакова, хозяйка Майка

«Мы подписали договор (с потенциальными хозяевами) и поехали к ним в загородный дом. <…> Приехали на место, и оказалось, что там ничего нет: ни дома, ни вольера, ни забора, ни миски, ни воды, ни еды для собак. Мы вернулись с собаками обратно в приют».
Юлия Меса Интриаго (на момент происходящего — куратор собаки)

следующая страница>>>


Поделитесь заметкой с теми, кому она может быть полезна