Собаки-терапевты (о проекте «Не просто собаки»)

<<<предыдущая страница

В 2013 году один из авторов этой книги Оксана Дубинина вместе с друзьями и коллегами Наташей Быстровой и Йентл Хофвейкс организовали фонд «Не просто собаки». Это благотворительный фонд, основная миссия которого заключается в создании и укреплении гармоничных взаимоотношений между животными и обществом в России. В частности организаторы хотели побороть закостенелые мифы в отношении бездомных собак и дворняг в целом. Для этого в фонде исключительно усилиями волонтеров — хозяев питомцев и специалистов в канистерапии, дрессировке и поведении животных — были подготовлены 24 собаки-терапевта и проведены сотни благотворительных мероприятий. Все собаки в прошлом были взяты из приютов или с улицы.

История подготовки собак-помощников в мире берет свое начало в Германии, в городе Ольденбурге. Во время Первой мировой войны 5–8 % раненых частично или полностью утратили зрение. У врача одного военного госпиталя, Герхарда Сталлинга, была немецкая овчарка. Как-то он оставил собаку со слепым пациентом, а, вернувшись, увидел, как тот идет по госпиталю вслед за псом, который, кажется, с пониманием происходящего помогает обходить преграды. В 1916 году Сталлинг открыл первую в мире школу подготовки собак-поводырей слепых. Вскоре были открыты множество школ по всей стране, и, спустя 10 лет, в Германии работали 4000 подготовленных собак-поводырей. Все они были немецкими овчарками. Затем, перенимая методики и традиции немецкой школы, в 1929 году был открыт первый аналогичный центр подготовки в США, а, затем, подготовкой поводырей занялись и в других странах*. Немецкая овчарка была основной породой собак-поводырей долгие годы, но постепенно разведение рабочих овчарок переориентировалось на более подвижных возбудимых собак, а звание лучшей собаки-проводника по всему миру перешло к лабрадорам.

Люди были готовы принять собак-поводырей слепых, но гораздо медленнее и труднее они соглашались принять от питомцев помощь при других недугах. Хотя способность некоторых собак снижать тревожность у людей была не раз описана в древних и средневековых документах, и, несмотря на то, что создатель психоанализа Зигмунд Фрейд упоминал о помощи своих чау-чау при консультировании некоторых клиентов, исследования и теоретические обоснования канистерапии были впервые представлены только в 1960–1969 годах в США практикующим психиатром и университетским профессором Борисом Левинсоном. В качестве хвостатых терапевтов ему помогали его собаки и кошки разных пород и происхождения, в том числе взятые из приюта (этот момент был подчеркнут в одной из первых статей 1964 года, в работе с семилетним мальчиком, испытывавшим серьезные психологические трудности после усыновления). Первая программа сертификации собак-терапевтов была разработана спустя еще 20 лет в США**.

Сегодня существует множество различных способов помощи, которую собаки могут оказывать людям. Требования к самим питомцам могут быть более или менее конкретными в том, что касается размера, темперамента, возраста и даже типа шерсти. В зависимости от этого организации, занимающиеся подготовкой собак, выбирают оптимальный для своей специализации вариант: заниматься ли самим разведением животных определенных пород, либо подбирать питомца под определенную задачу, более или менее независимо от его происхождения и прошлого. Конечно, во всех случаях, собаки проходят тестирование (отсеивающее до 80 % кандидатов) и специальную подготовку. Так как наша книга посвящена бездомным собакам, мы расскажем о таких направлениях канистерапии, где не требуется специальное разведение.

Собаки — помощники людям с ограниченными физическими возможностями должны в первую очередь быть послушными и дружелюбными, их внешность не имеет существенного значения. Для людей в инвалидных креслах обычно выбирают крупных собак, способных какое-то время тянуть кресло при необходимости или достать до кнопки лифта, встав на задние лапы. Для тех инвалидов, которые могут самостоятельно передвигаться, но им тяжело наклоняться, и пес должен помогать им, поднимая мелкие оброненные предметы, наоборот, могут подготовить небольшую или среднюю собаку, которая проще и экономичнее в содержании. Питомцы, оповещающие человека с диабетом о повышении сахара в его крови, могут быть любого происхождения, главное, чтобы у них был хороший нюх, они были бы контактными, обучаемыми, но и в какой-то степени самостоятельными (так как они должны действовать не по команде — если бы люди могли такую команду дать, распознав опасность, не было бы нужды в помощи пса). Также и те собаки, чья работа подзывать слабослышащего хозяина к телефону, на который пришло смс-сообщение, или к двери, когда кто-то звонит у входа. Относительно проста подготовка собаки эмоциональной поддержки, с которыми навещают пациентов в больницах или домах престарелых. Такие питомцы должны быть хорошо управляемыми, их обучают спокойно подходить к ослабленному человеку, садиться или ложиться с ним рядом, не реагируя на резкие непроизвольные движения, характерные при некоторых неврологических заболеваниях. При всей необходимой собаке-терапевту дружелюбности, она не должна проявлять ее чересчур активно, тем более прыгать, вставать лапами на людей, хватать зубами края одежды или предметы. Не должна такая собака быть и индифферентной, так как нередко ее настоящими пациентами оказываются горюющие родственники, и хороший пес должен деликатно, но настойчиво привлечь их внимание, вовлечь их во взаимодействие. Так как особенности поведения и характера крайне важны для этой работы, основное внимание уделяется тестированию животных и, сравнительно меньше (но не мало!), обучению. Очень часто специалисты предпочитают обучать домашних питомцев, которые уже живут в домах их пациентов, оказывать помощь своим хозяевам.

В России очень много уязвимых и незащищенных социальных групп. К примеру, 13 % населения (каждый восьмой житель) — это люди старше 65 лет. Они часто оказываются социально изолированными и экономически незащищенными, страдая от депрессии, одиночества, нехватки психологической поддержки. Кроме того, в России десятки тысяч детей-сирот, инвалидов и одиноких людей, страдающих от тяжелых заболеваний.

Одновременно, в России огромное количество приютов для бездомных животных, где каждый день умирают тысячи собак и кошек, в том числе и потому, что в обществе не сформирована пока традиция ответственно заводить беспородных животных, и помогать тем, кто оказался в беде. Организаторы фонда «Не просто собаки» предлагают решать две эти проблемы — жестокость по отношению к людям и жестокость по отношению к животным — объединено в одном проекте. Они проводили выезды волонтеров с собаками, которые когда-то были бездомными и никому не нужными, в гости к одиноким пенсионерам, пациентам хосписов, детям в детские дома. Большой популярностью пользовался проект «Дети читают собакам», который проходил на базе библиотек и помогал детям с трудностями в обучении или логопедическими проблемами. Детям легче читать вслух, если их слушает добрый и внимательный пес: это живое умное существо, которое никогда не осудит, не поторопит и не прервет не вовремя.

Данный проект фонда быстро стал известен по всей стране и приобрел огромную популярность. Многие люди пересмотрели свое отношение к дворнягам из приюта. На место прежнего стереотипа о таких собаках, как об «испорченных» или «бесполезных», пришло понимание, что в приютах можно найти хороших питомцев и что дворняги могут быть воспитанными, красивыми, хорошо обученными помощниками человека.

Очень быстро у проекта появились подражатели. К счастью, люди любят помогать другим. К сожалению, далеко не все подходят к волонтерской деятельности ответственно, что к сегодняшнему дню поставило под угрозу все движение канистерапии, поэтому сейчас фонд «Не просто собаки» изменил основные направления деятельности. С самого начала фонд привлекал российских и зарубежных специалистов, уделяя огромное внимание выбору и подготовке собак, а также организации условий их работы. Далеко не все собаки в мире, и, естественно, не все животные после приюта подходят для работы в качестве хвостатых терапевтов. Нужно выбрать тех питомцев, которые любят общаться с разными незнакомыми людьми, дружелюбны, спокойны, терпеливы. Если пес недоверчив к посторонним, его поведение можно скорректировать, но он все равно не будет годиться в качестве терапевта, он будет быстрее утомляться и, даже если не проявит себя плохо с людьми, сам будет страдать от стресса. После тщательного отсева кандидатов, подходящие питомцы должны пройти обучение, и лишь после этого выезжать на мероприятия. Работа собаки-терапевта только кажется простой, на деле она требует большой концентрации и терпения, и питомец может быстро «выгореть», если мероприятие организовано плохо. На основе современных научных исследований, выработаны определенные правила, сколько мероприятий может посетить пес за месяц, сколько часов может длиться его смена. Число детей и взрослых, с которыми работает собака одновременно ограничено, а волонтеры (хозяева и кинологи) должны тщательно контролировать происходящее, не допуская стрессирующие для питомца ситуации. Все это было учтено при работе проекта в фонде «Не просто собаки» и, поэтому, все мероприятия проходили благополучно, а питомцы сохраняют хорошее здоровье и поведение.

Некоторые из подражателей не озаботились ни выбором, ни подготовкой, ни контролем на мероприятиях, скопировав лишь одно обстоятельство: они набрали волонтеров с собаками и повезли их к людям, нуждающимся в помощи. К сожалению, принимающие организации зачастую настолько же плохо осведомлены о том, как работают собаки-помощники и чем объясняется терапевтический эффект от их помощи. Принимающие организации не знают, как отличить специалистов с подготовленными собаками от шарлатанов, какие сведения о квалификации (или хотя бы отзывы) запрашивать. Последствия не заставили себя ждать: в СМИ появились сообщения о покусах, нанесенных собаками во время «терапевтических» мероприятий. Конечно, это — негативная сторона развития канистерапии в России, одновременно с которой развивается и гораздо более важная позитивная сторона. Однако теперь это стало уже историей развития канистерапии, а не преодоления стереотипных мифов о дворнягах.

Цель доказать, что дворняги также могут стать собаками-терапевтами, себя изжила. Выбранные и обученные в рамках проекта фонда первоклассные собаки-терапевты продолжают свою успешную работу, но выбор и подготовка новых питомцев-помощников из дворняг после приюта сейчас приостановлена. В ближайшие несколько лет организаторы фонда «Не просто собаки» решили сконцентрироваться на новых проектах, которые по своему замыслу должны популяризировать другие аспекты ответственного отношения к владению собаками и преодолевать другие мифы о дворнягах.

История из жизни

Мы пару лет вели разговоры о том, чтобы завести собаку, и хотели завести корги, но дальше обсуждения «кто с ним будет гулять?» эти разговоры не заходили. В один из сентябрьских дней Ксю увидела пост в фейсбуке о том, что Проня ищет дом. Это была профессиональная фотосессия красивой черной собаки. И мы поехали знакомиться. В то время Про жил в частной гостинице для собак (строительный вагончик на две собаки), гулял два раза в день по расписанию по полчаса. Мы думаем, что отчасти благодаря этому факту он так любит общаться со всеми новыми людьми, когда встречает их на улице или они приходят в гости. Приход человека — это всегда угощения, прогулки и игры.
У Про было несколько сложных особенностей: холеричный возбудимый характер, повышенный интерес к другим собакам, ужасная истерика при виде хаски и особенно маламутов. Плюс ко всему мы не имели опыта воспитания и дрессировки собак. Поэтому мы со второй недели дома пригласили кинолога, которая с нами занималась. Да, кинолог обучала именно нас, т. к. Про ее понимал сразу и без проблем.
«Что изменилось в вашей жизни с появлением собаки?» Мы познакомились с большим количеством новых людей как в нашем районе, так и в волонтерской среде. В нашем районе мы почти никого не знали т. к. не так давно переехали. Изменилось планирование домашних дел, планирование отпуска, добавилась волонтерская работа. Мы открыли для себя целый мир помощи людям через животных.
Ксения и Иван Рябовы, хозяева собаки-терапевта Прони (дворняги, кобеля, 5 лет, вес 25 кг, взятого в дом в возрасте 1,5 лет)


* Ostermeier M. (2010) History of Guide Dog Use by Veterans. Military Medicine, Vol. 175 8:587—593.
** Bachi, K., Parish-Plass, N. (2017). Animal-assisted psychotherapy: A unique relational therapy for children and adolescents. Clinical Child Psychology and Psychiatry, 22 (1), 3–8.

следующая страница>>>

Запись опубликована в рубрике Воспитание и обучение. Добавьте в закладки постоянную ссылку.